Мировое соглашение в третейском суде

Мировое соглашение в третейском разбирательстве

Мировое соглашение в третейском суде

МИРОВОЕ  СОГЛАШЕНИЕ  В  ТРЕТЕЙСКОМ  РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ

Нечаева  Элина  Дмитриевна

аспирант  кафедры  Гражданского  права  и  процесса  Юридического  факультета  ВГУ,  ведущий  юрисконсульт  ОАО  «Сбербанк  России»,  РФ,  г.  Воронеж

E-mail:  elina_vrn@mail.ru

SETTLEMENT  IN  ARBITRATION  PROCEEDING

Elina  Nechaeva

postgraduate  of  Civil  Law  and  Civil  Process  Department  of  Law  Faculty  of  Voronezh  State  University,  leading  legal  council  of  Sberbank,  Russia,  Voronezh

АННОТАЦИЯ

В  данной  статье  рассматриваются  проблемы  и  перспективы  правового  регулирования  утверждения  мирового  соглашения  в  рамках  третейского  разбирательства,  производится  анализ  судебной  практики  по  вопросу  полномочий  третейского  и  государственного  суда  по  утверждению  мирового  соглашения.

ABSTRACT

In  this  research  there  is  a  view  of  problems  and  perspectives  in  legal  regulation  of  confirmation  the  settlement  in  arbitral  proceeding.  There  is  also  an  analysis  of  law  of  practice  concerning  the  powers  of  arbitration  and  state  court  in  confirmation  the  settlement.

Ключевые  слова:  третейский  суд;  мировое  соглашение;  судебная  практика.

Keywords:  arbitration;  settlement;  law  of  practice.

Одним  из  способов  прекращения  третейского  разбирательства,  вызывающим  наибольшие  споры  в  юридической  литературе,  является  заключение  мирового  соглашения.

Норма,  содержащаяся  в  п.  3  ст.

  32  Федерального  закона  РФ  «О  третейских  судах  в  РФ»,  об  утверждении  мирового  соглашения,  является  законодательной  новеллой,  поскольку  ранее  во  Временном  положении  о  третейском  суде  [7]  не  содержалось  термина  «мировое  соглашение»,  хотя  сторонам  предоставлялась  возможность  утверждения  «соглашения  о  прекращении  разбирательства».

В  законодательстве,  регулирующем  третейское  разбирательство,  также  не  содержится  дефиниции  мирового  соглашения.  Однако,  очевидно,  что  речь  идет  о  соглашении,  прекращающем  спор  между  сторонами  [18,  c.  542—543].

Представляется,  что  содержание  мирового  соглашения,  по  аналогии  с  арбитражной  практикой,  должно  быть  дословно  воспроизведено  в  решении  третейского  суда.

К  мировому  соглашению,  заключаемому  в  рамках  третейского  разбирательства,  предъявляются  определенные  требования.

  В  частности,  оно  должно  обладать  свойством  законности  и  не  должно  нарушать  прав  и  свобод  других  лиц.

  Помимо  требований,  предусмотренных  в  законе,  в  юридической  литературе  отмечается  необходимость  учитывать  реальную  исполнимость  мирового  соглашения  [2,  c.  38]. 

Заключение  мирового  соглашения  процессуально  оформляется  двумя  актами:  решением  об  утверждении  мирового  соглашения  и  определением  о  прекращении  третейского  разбирательства. 

Двойственность  действий  третейского  суда  связана  с  несовершенством  процессуального  законодательства,  поскольку  нормами  ГПК  РФ  и  АПК  РФ  предусмотрена  возможность  принудительного  исполнения  лишь  постановления  третейского  суда  в  форме  решения  [1,  3].

На  основании  данного  обстоятельства  некоторыми  исследователями  процедуры  третейского  разбирательства  был  сделан  вывод  о  том,  что  в  случае  отказа  сторон  от  совершения  действий,  предусмотренных  мировым  соглашением  в  добровольном  порядке,  исполнить  его  принудительно  не  представляется  возможным.  Следовательно,  единственным  способом  реализовать  свои  права  является  обращение  в  компетентный  суд  с  исковым  заявлением  [17,  c.  174].

Однако  с  данной  точкой  зрения,  в  особенности  в  отношении  арбитражного  процесса,  сложно  согласиться,  поскольку  сложившаяся  арбитражная  практика  предусматривает  возможность  принудительного  исполнения  мирового  соглашения  в  рамках  процедуры  выдачи  исполнительных  листов  на  принудительное  исполнение  решение  третейского  суда.

Кроме  того,  в  целях  совершенствования  юридической  техники  и  соблюдения  принципа  процессуальной  экономии  в  юридической  литературе  встречается  мнение  о  том,  что  следует  внести  изменения  в  статью  38  Федерального  закона  РФ  «О  третейских  судах  в  РФ»,  устранив  необходимость  вынесения  определения  о  прекращении  разбирательства  [19,  c.  137].

В  частности,  в  ст.  30—32  Проекта  Федерального  закона  РФ  «О  третейских  судах  и  арбитраже  (третейском  разбирательстве)»,  разработанного  Минюстом  России,  предусматривается  вынесение  только  решения  об  утверждении  мирового  соглашения  [14]

Однако  с  данной  новеллой  сложно  согласиться,  поскольку,  по  общему  правилу,  решение  прекращает  рассмотрение  дела  по  существу,  в  то  время  как  для  разрешения  спора  посредством  мирового  соглашения  этого  не  требуется.

Следовательно,  представляется  целесообразным  внесение  изменений  в  процессуальное  законодательство,  предусмотрев  возможность  принудительного  исполнения  определения  третейского  суда  об  утверждении  мирового  соглашения.  Данный  подход  будет  верным  и  с  точки  зрения  процессуальной  экономии,  поскольку  исключит  необходимость  принимать  лишнее  определение  [13,  c.  68].

Другой  проблемой,  заслуживающей  внимание,  является  выявление  стадии  третейского  разбирательства,  на  которой  стороны  вправе  заключить  мировое  соглашение.

По  общему  правилу  прекращение  производства  по  делу  влечет  невозможность  повторного  обращения  в  суд  по  спору  между  теми  же  лицами,  о  том  же  предмете  и  по  тем  же  основаниям.  Однако  арбитражная  практика,  сложившаяся  в  последнее  время,  подтверждает  обратное.

В  частности,  в  Постановлении  Президиума  ВАС  РФ  от  07.06.2012  г.

  №  16434/11  указано,  что  «действующее  законодательство  не  содержит  ограничений,  в  которых  третейский  суд  не  вправе  после  принятия  решения  по  существу  и  до  принятия  арбитражным  судом  судебного  акта  о  выдаче  исполнительного  листа  на  принудительное  исполнение  такого  решения  утвердить  мировое  соглашение,  заключенное  сторонами  спора»  [8].

В  пользу  данной  позиции  свидетельствует  тот  факт,  что  компетентные  суды  призваны  содействовать  примирению  сторон.

  Если  же  не  следовать  логике,  изложенной  в  указанном  выше  Постановлении,  то  стороны  третейского  разбирательства  вынуждены  обращаться  в  государственный  суд  за  выдачей  исполнительных  листов  лишь  для  того,  чтобы  получить  возможность  заключить  мировое  соглашение.

Однако  судьи  ВАС  РФ  не  были  единогласны  в  принятии  решения  по  данному  вопросу.  В  частности,  судьей  Горячевой  Ю.Ю.  было  выражено  особое  мнение,  с  которым  солидарны  многие  представители  отечественной  юридической  науки  [6,  c.  121—122]. 

Нельзя  не  согласиться  с  тем,  что  заключение  мирового  соглашения  не  входит  в  исчерпывающий  перечень  случаев  возобновления  полномочий  третейских  судей,  предусмотренный  ст.  34—36  Федерального  закона  РФ  «О  третейских  судах  в  Российской  Федерации»  [20].

Следовательно,  ВАС  РФ  фактически  дополнил  норму  закона  новым  пунктом,  расширив  полномочия  арбитров.

Очевидно,  что  при  принятии  решения  Президиум  ВАС  РФ  руководствовался  конструкцией,  применяемой  в  арбитражных  судах  при  утверждении  мирового  соглашения.

Если  следовать  данной  логике,  компетентный  суд  не  вправе  будет  отказывать  в  выдаче  исполнительных  листов  на  принудительное  исполнение  решения  третейского  суда  и  в  случае,  если  третейский  суд  утвердит  новое  мировое  соглашение  взамен  ранее  утвержденного.

Согласно  устойчивой  практике  арбитражных  судов  неутверждение  нового  мирового  соглашения  лишает  сторон  возможности  примирения  на  согласованных  ими  новых  условиях.

  Кроме  того,  действующее  процессуальное  законодательство  не  содержит  запретов,  препятствующих  заключению  нового  соглашения  либо  дополнительного  соглашения  к  мировому  соглашению  в  том  числе  и  при  исполнении  судебного  акта  [9].

Некоторые  постоянно  действующие  третейские  суды  использовали  возможность,  предоставленную  им  арбитражной  практикой,  и  включили  соответствующие  положения  в  свои  регламенты,  в  частности,  положение,  позволяющее  арбитрам  утвердить  мировое  соглашение  после  принятия  третейским  судом  решения  по  существу  спора  [15]  или  после  принятия  решения  об  утверждении  мирового  соглашения  [16]. 

Однако  закрепление  таких  положений  представляется  сомнительным,  поскольку,  во-первых,  отсутствует  практика  судов  общей  юрисдикции  по  данному  вопросу,  а,  во-вторых,  большинство  регламентов  третейских  судов  закрепляют  окончательность  своего  решения  (в  том  числе  и  приведенные  выше  регламенты),  а  следовательно,  указанные  третейские  суды  сами  ограничивают  свою  компетенцию  в  последующем  утверждать  мировое  соглашение.

Тем  не  менее,  позиция  ВАС  РФ  в  рассматриваемом  Постановлении  представляется  логичной,  однако  требует  закрепления  на  законодательном  уровне  и  внесения  изменения  в  ст.  34—36  Федерального  закона  РФ  «О  третейских  судах  в  РФ».

Помимо  исследования  вопроса  о  полномочиях  третейских  судей  вышеуказанное  Постановление  примечательно  и  с  другой  точки  зрения,  а  именно,  какой  орган  на  какой  стадии  должен  утверждать  мировое  соглашение.

С  одной  стороны  Постановление  Президиума  ВАС  РФ  №  16434/11  частично  ответило  на  этот  вопрос,  указав,  что  для  третейского  суда  нет  препятствий  утвердить  мировое  соглашение  после  принятия  решения  по  существу  и  до  принятия  арбитражным  судом  судебного  акта  о  выдаче  исполнительного  листа  на  принудительное  исполнение  решения  третейского  суда  [8].

Длительное  время  в  практике  арбитражных  судов  господствовала  позиция,  что  арбитражный  суд  не  вправе  утверждать  мировое  соглашение  в  процессе  рассмотрения  дела  о  принудительном  исполнении  решения  третейского  суда,  поскольку  тем  самым  посягает  на  компетенцию  третейского  суда,  и  пересматривает  дело  по  существу  [10,  11].

Подобная  позиция  встретила  несогласие  в  научных  кругах.  Арбитражные  суды  обвиняли  в  формальном  применении  норм  АПК  РФ,  отказе  в  содействии  примирению  сторон,  возложении  неоправданных  юридических  рисков  на  участников  дела,  непонимании  принципов  третейского  разбирательства  и  мирового  соглашения  [4,  c.  131—145].

Указанная  проблема  была  разрешена  в  Постановлении  Президиума  ВАС  РФ  от  05.02.2013  г.  №  11606/12,  в  котором  суд  указал,  что  особенности  производства  по  принудительному  исполнению  решения  третейского  суда  не  исключает  возможности  утверждения  в  нем  мировых  соглашений  [12].

Таким  образом,  представляется,  что  до  вынесения  судебного  акта  о  выдаче  исполнительного  листа  на  принудительное  исполнение  решения  третейского  суда  стороны  могут  обратиться  за  утверждением  мирового  соглашения  и  в  арбитражный,  и  в  третейский  суд.

Примечательно,  что  практика  судов  общей  юрисдикции  складывается  иначе.

  В  частности,  Определением  Судебной  коллегии  по  административным  делам  Пермского  краевого  суда  отказано  в  утверждении  мирового  соглашения  на  основании  отсутствия  в  главе  47  ГПК  РФ,  регулирующей  процедуру  выдачи  исполнительных  листов,  возможности  заключения  мирового  соглашения.  Более  того,  по  мнению  суда  общей  юрисдикции,  утверждение  мирового  соглашения  возможно  только  после  возбуждения  исполнительного  производства  [5].

Несмотря  на  то,  что  подобная  практика  не  носит  массового  характера,  она  подтверждает  то  обстоятельство,  что  позиция  судов  общей  юрисдикции  может  значительно  отличаться  от  арбитражных  судов,  поэтому  так  важно  закрепить  положение  о  возможности  возобновления  полномочий  третейского  суда  для  утверждения  мирового  соглашения,  в  том  числе  и  на  новых  условиях,  на  законодательном  уровне.

Список  литературы:

  1. Арбитражный  процессуальный  кодекс  Российской  Федерации  //  Российская  газета.  №  137.  2002.
  2. Балашов  А.Н.  Некоторые  проблемы  заключения  и  утверждения  мирового  соглашения  в  третейском  судопроизводстве  //  Третейский  суд.  2001.  №  5/6. 
  3. Гражданский  процессуальный  кодекс  Российской  Федерации  //  Российская  газета.  №  220.  2002.
  4. Муранов  А.И.,  Давыденко  Д.Л.  Мировые  соглашения  в  делах  о  приведении  в  исполнение  решений  международного  коммерческого  арбитража  //  Закон.  2008.  №  8.

Источник: https://sibac.info/conf/law/xxxv/37500

Мировые соглашения в арбитраже

Мировое соглашение в третейском суде

В апреле в Кемерово состоялся круглый стол на тему «Альтернативные способы разрешения споров: арбитраж и медиация. Новые возможности для бизнеса».

Мероприятие было организовано Коллегией адвокатов «Регионсервис», Кузбасской ТПП, Кемеровским региональным отделением АЮР при поддержке Арбитражного центра при Институте современного арбитража, международной юридической фирмы Norton Rose Fulbright и ТПП России.

Участники дискуссии обсудили проблемы судебного разбирательства, связанные с арбитрабельностью арбитрабельностью корпоративных споров и споров, вытекающих из правоотношений по закупкам, возможностью установления санкций за неисполнение арбитражных решений.

Если говорить о мировых соглашениях в арбитраже, то они ничем не отличаются от аналогичных соглашений, заключаемых в процессе рассмотрения споров государственными судами. Единственная особенность – последствия примирения сторон в процессе третейского разбирательства.

Если при рассмотрении дела государственными судами стороны решают завершить спор мирным путем, то согласованное сторонами мировое соглашение подлежит утверждению судом. При этом суд обязан проверить такое соглашение на предмет соблюдения интересов третьих лиц.

Утверждение мирового соглашения производится путем вынесения определения об утверждении мирового соглашения, которое в случае его неисполнения одной из сторон подлежит принудительному исполнению в установленном законом порядке.

В арбитраже стороны имеют несколько больший выбор способов формализации достигнутых договоренностей. По общему правилу, в случае заключения сторонами мирового соглашения производство по делу прекращается. Заключенное мировое соглашение не утверждается третейским судом и подлежит исполнению в добровольном порядке.

В случае если стороны совместно обратятся к третейскому суду с просьбой о вынесении арбитражного решения на согласованных сторонами условиях, заключенное мировое соглашение (если коллегия арбитров сочтет возможным) становится частью арбитражного решения и приобретает соответствующую юридическую силу, т.е.

может быть принудительно исполнено в порядке, установленном законом для исполнения  решений третейских судов.

Как показывает статистика, количество споров, урегулированных мирным путем в третейских судах, значительно выше аналогичного показателя в судах государственных. По разным данным, доля урегулирования в третейских судах доходит до 25 %, в то время как в государственных судах не превышает 1%.

Безусловно, при обращении с заявлением о вынесении решения на согласованных условиях стороны спора, прежде всего, оценивают содержание достигнутых договоренностей и возможность их утверждения составом арбитража путем принятия решения.

На первый взгляд, в соответствии с принципом свободы договора и при рассмотрении дела в третейском суде стороны могут урегулировать в мировом соглашении весь спектр возникших у них проблем, т.е.

в мировых соглашениях, которые не утверждаются судом, стороны спора ограничены лишь своей фантазией.

Однако в случае вынесения арбитражного решения на согласованных условиях стороны сталкиваются с широким кругом вопросов: можно ли заключить мировое соглашение под условием, допустимо ли комплексное мировое соглашение, возможно ли мировое соглашение, выходящее за пределы спора.

Зачастую между сторонами спора существуют несколько связанных, а иногда и не связанных между собой споров, рассматриваемых судом (третейским судом), либо конфликтных ситуаций, находящихся в стадии досудебного урегулирования.

При этом максимальный эффект, с точки зрения примирения сторон, в таких ситуациях может быть достигнут при одновременном согласовании сторонами разногласий по всем или нескольким спорам.

Однако в такой ситуации часто возникает вопрос, а правомерно ли такое урегулирование в рамках конкретного дела, ведь при утверждении мирового соглашения третейский суд, как и государственный, связан предметом конкретного рассматриваемого спора. По названной причине  комплексные мировые соглашения, затрагивающие требования сторон по нескольким спорам, утверждаются судами крайне редко.

Вероятно, сложности возникают потому, что при утверждении таких мировых соглашений перед судом ставится вопрос о возможности вмешательства в компетенцию другого суда, рассматривающего иной спор между теми же сторонами. Примеры таких соглашений, утвержденных судом, можно сосчитать по пальцам. Одно из них было заключено в деле «Роснефть» против АФК «Система» (дело № А07-14085/17).

Не менее интересным и, к сожалению, неоднозначным при рассмотрении дел государственными судами является вопрос о возможности заключения мировых соглашений под условием.

Проблемы, связанные с утверждением таких мировых соглашений, отсылают нас к весьма обширному дискурсу о допустимости заключения сделок под условием.

Не углубляясь в суть данной проблемы, применительно к мировым соглашениям можно сказать, что настороженное отношение государственных судов к таким соглашениям зачастую неоправданно.

Основной причиной отказа в утверждении мировых соглашений под условием в судебной практике служит принцип «окончательного разрешения спора мировым соглашением». Государственные суды игнорируют тот факт, что мировое соглашение является сделкой, а следовательно, стороны свободны в формулировании ее условий.

Заключение сделки под условием прямо разрешено Гражданским кодексом РФ. По-видимому, государственные суды отказывают в утверждении условных мировых соглашений в связи с вопросами об их исполнении.

Государственными судами во главу угла ставятся не интересы сторон по разрешению спора, а интересы неповоротливой и зачастую плохо работающей государственной машины.

В то же время допустимость таких соглашений в арбитраже, по общему правилу, не вызывает серьезных трудностей.

Возможность заключения мирового соглашения под условием позволяет наиболее полно реализовать установленный ст. 421 ГК РФ принцип свободы договора, поэтому условные мировые соглашения, не выходящие за пределы предмета спора, не вызывают затруднений при вынесении решения на согласованных условиях.

Вместе с тем при формулировании условий такого соглашения стороны могут выйти за пределы предмета спора, тогда решающим станет уже не условный характер мирового соглашения, а именно выход его условий за пределы предмета рассматриваемого спора.

Это обстоятельство может стать основанием для отказа в вынесении решения на согласованных сторонами условиях в силу связанности третейского суда при разрешении спора согласованной сторонами арбитражной оговоркой оговоркой в заключенном сторонами договоре.

Если говорить о конкретных рекомендациях, которые можно дать участникам оборота, то они следующие. Не бойтесь включать арбитражные оговорки в договоры и рассматривать дело в третейском суде.

А для всех иных конфликтных ситуаций, которые нельзя урегулировать в арбитражных институтах, на помощь может прийти медиация – современный институт, позволяющий получить наиболее эффективное урегулирование любых споров.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/mirovye-soglasheniya-v-arbitrazhe/

Статья 29 Регламента Арбитражного третейского суда города Москвы предусматривает, что иск предъявляется по месту фактического нахождения Третейского суда, указанному на официальном сайте.

Арбитражный третейский суд города Москвы принимает и рассматривает иски сторон, заключивших третейское соглашение о рассмотрении спора в Арбитражном третейском суде города Москвы, независимо от места нахождения (проживания) сторон. 

В соответствии с частью 1 статьи 5 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» спор может быть передан на разрешение третейского суда при наличии заключенного между сторонами третейского соглашения.

Третейское соглашение может быть заключено сторонами в отношении всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между сторонами в связи с каким-либо конкретным правоотношением (часть 1 статьи 5).

Согласно части 1 статьи 7 Федерального закона «О третейских судах в РФ» третейское соглашение заключается в письменной форме, если иная форма третейского соглашения не предусмотрена федеральным законом.

Рекомендуемая форма третейского соглашения (третейской оговорки) для включения в договор, в раздел «разрешение споров»: «Все споры по настоящему договору передаются на разрешение в государственный суд или в Арбитражный третейский суд города Москвы (г. Москва, ул. Шкулева, д.9, корп.1) в соответствии с его Регламентом.

Стороны согласовали, что заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в государственный суд по месту третейского разбирательства».

 Общество с ограниченной ответственностью «Ц» (истец) обратилось в Арбитражный третейский суд города Москвы с исковым заявлением о взыскании с общества с ограниченной ответственностью «К» (ответчик 1) и гражданина Л.

(ответчик 2) задолженности по договору займа, состоящей из основного долга, процентов за пользование чужими денежными средствами, пени, расходов по оплате третейского сбора. 

Исковое заявление подано с соблюдением требований, установленных Федеральным законом № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», к нему приложены подтверждающие документы о наличии третейского соглашения.

Между сторонами имеется третейское соглашение в виде третейской оговорки, содержащейся в договоре займа, согласно которой «Все споры и разногласия, независимо от оснований их возникновения, которые возникли или могут возникнуть между Сторонами по настоящему Договору, в том числе связанные с его заключением, исполнением, изменением, расторжением или признанием недействительным (полностью или частично) передаются на рассмотрение в Арбитражный третейский суд города Москвы. Решение суда окончательно». Аналогичная третейская оговорка содержится в договоре поручительства.

Истец и ответчик о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом в порядке ст. 4 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», направили в судебное заседание своих представителей.

Ответчиком 1 в материалы дела представлен письменный отзыв на иск, согласно которому он полагает, что наиболее рациональным способом прекращения спора является заключение мирового соглашения сторонами, ввиду чего приложил проект мирового соглашения.

В судебном заседании истец и ответчик заявили совместное ходатайство об утверждении мирового соглашения, согласно условиям проекта мирового соглашения:

1.

Стороны договариваются между собой, что по мировому соглашению ответчик 1 возмещает истцу сумму требований в фиксированном размере, которая включает остаток суммы основного долга по займу, плату за пользование займом, возмещение расходов по оплате третейского сбора, а также пени по договору займа, в течение ста пятидесяти календарных дней, истечение которых начинается на следующий день после утверждения мирового соглашения Арбитражным третейским судом города Москвы.

2. В свою очередь истец отказывается от заявленных исковых требований к ответчику 1 и к ответчику 2.

3. Стороны так же договорились между собой, что остальные понесенные судебные издержки, в том числе представительские расходы, возмещению за счет той или иной стороны в пользу другой стороны не подлежат.

4. Последствия утверждения мирового соглашения, предусмотренные статьей 151 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, сторонам известны и понятны.

5. Мировое соглашение составлено в четырех экземплярах, по одному для каждой из сторон и один для Арбитражного третейского суда города Москвы. Мировое соглашение вступает в законную силу немедленно после его утверждения Арбитражным третейским судом города Москвы».

Согласно пункту 2 статьи 25 Регламента Арбитражного третейского суда города Москвы стороны могут урегулировать спор, заключив мировое соглашение, если это не нарушает законных прав и интересов других лиц и не противоречит законодательству. В соответствие с пунктом 4 статьи 45 Регламента Арбитражного третейского суда города Москвы стороны могут закончить дело мировым соглашением в порядке, предусмотренном статьей 80 Регламента Арбитражного третейского суда города Москвы.

Судом установлено, что условия представленного мирового соглашения не противоречат законам и иным нормативным правовым актам и не нарушают права и законные интересы других лиц. Представленное мировое соглашение соответствует требованиям статьи 80 Регламента Арбитражного третейского суда города Москвы, ввиду чего ходатайство сторон об утверждении мирового соглашения подлежит удовлетворению.

Третейский суд утвердил мировое соглашение, подписанное сторонами, и в соответствии с пунктом 2 статьи 25, 80 Регламента Арбитражного третейского суда города Москвы прекратил производство по делу.

Общество с ограниченной ответственностью «П» обратилось в Арбитражный третейский суд города Москвы с заявлением о процессуальном правопреемстве, указав, что Арбитражным третейским судом города Москвы вынесено определение об утверждении мирового соглашения заключенного между ООО «Ц», ООО «К» и гражданином Л.

Заявление мотивировано тем, что между ООО «Ц» (цедент) и ООО «П» (цессионарий) заключен договор уступки прав (цессии) по договору займа договору поручительства и мировому соглашению, утвержденному определением Арбитражного третейского суда города Москвы.

На дату подписания договора уступки прав (цессии) обязанность должника по исполнению мирового соглашения не исполнена. В соответствии со ст.

382 ГК РФ право принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Исходя из положений ст.

384 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

В частности к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты. При этом, согласно положений ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору (ст. 383 ГК РФ).

Действующее законодательство не содержит ограничений, в силу которых третейский суд не вправе после принятия решения по существу и до принятия компетентным судом судебного акта о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, произвести процессуальную замену сторон по третейскому делу.

Руководствуясь ст.ст. 309, 310, 382, 383, 384, 388 ГК РФ, ст.ст. 37 Федерального закона от 24.07.2002 года № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», ст.ст. 2, 7, 8, 9 Регламента Арбитражного третейского суда г. Москвы, третейский суд удовлетворил заявление ООО «П» о процессуальном правопреемстве в полном объеме.

Утвержденное Арбитражным третейским судом города Москвы мировое соглашение не было исполнено ответчиком добровольно. Симоновским районным судом города Москвы выдан исполнительный лист на принудительное исполнение определения Арбитражного третейского суда города Москвы об утверждении мирового соглашения.

Обзор подготовлен Помощником Председателя Арбитражного третейского суда города Москвы по аналитической работе Петренко О.В.

Председатель Арбитражного третейского суда г. Москвы Кравцов А.В. 

новостью в социальной сети:

Источник: http://souz-u-t-s.ru/details/novosti_syda/Obzor-sudebnoj-praktiki-Arbitrazhnogo-tretejskogo-suda45/

Мировое соглашение, утвержденное одним третейским судом, не может быть пересмотрено другим третейским судом

Мировое соглашение в третейском суде

Номер дела в государственном суде: А40-89302/18-83-429. 

Стороны спора:

ФГУП «Московский эндокринный завод» (Россия) – заявитель в государственном суде, ответчик в третейском суде;

ООО «Фармконтракт» (Россия) – истец в третейском суде;

Минпромторг России – третье лицо. 

Разрешавший спор третейский суд:

Третейский суд строительных организаций города;

арбитраж ad hoc в лице единоличного арбитра Е. Б. Ачаловой.

Представители сторон в третейском суде:

Н/д.

Арбитр:

Е. Б. Ачалова (единоличный арбитр).

Представители сторон в государственном суде:

ФГУП «Московский эндокринный завод» (Россия): А. Е. Сорока.

ООО «Фармконтракт» – И. Н. Ахтямиев.

Судья, вынесший решение в государственном суде:

В. П. Сорокин.

Арбитражный суд Москвы в своем определении[1]от 7 сентября 2018 года указал, что учрежденный для рассмотрения конкретного дела третейский суд не обладает компетенцией на пересмотр решения иного третейского суда об учреждении мирового соглашения, а также на принятие новой редакции мирового соглашения по уже разрешенному спору. На основании данного вывода суд первой инстанции удовлетворил требование ФГУП «Московский эндокринный завод» об отмене решения третейского суда по заявлению ООО «Фармконтракт», в соответствии с которым было утверждено подобное мировое соглашение.

Государственным судом было установлено, что ФГУП «Государственный завод медицинских препаратов» обратилось в Третейский суд строительных организаций города при АНО «Центр юридической поддержки строительных организаций города» с требованием к «Фармконтракту» на сумму около 17,5 млн руб. по договору на выполнение работ по отработке технологии для создания линии ТТС. Передача споров из договора на рассмотрение данного третейского суда была согласована сторонами в дополнительном соглашении к упомянутому договору. В ходе разбирательства в третейском суде «Государственный завод медицинских препаратов» и «Фармконтракт» подписали мировое соглашение, которое было утверждено третейским судом, после чего Третейский суд строительных организаций города 13 ноября 2017 года вынес постановление о прекращении производства по делу.

В 2018 году представитель ООО «Фармконтракт» обратился в утвердивший мировое соглашение третейский суд с заявлением о возобновлении арбитража. Заявление было мотивировано тем, что стороны соглашения пришли к выводу о невозможности исполнения его условий.

Однако через несколько дней после подачи «Фармконтрактом» заявления Третейский суд строительных организаций города разместил на своем сайте информацию о прекращении деятельности в связи с отказом Министерства юстиции РФ в предоставлении ему права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. 

После этого стороны выразили согласие на образование третейского суда для разрешения конкретного спора в составе единоличного арбитра. Решением назначенного сторонами арбитра от 1 февраля 2018 года арбитражное решение от ноября 2017 года было отменено, по тому же делу было утверждено новое мировое соглашение.

ФГУП «Московский эндокринный завод», являющееся правопреемником ФГУП «Государственный завод медицинских препаратов» по результатам реорганизации, обратилось в государственный арбитражный суд с требованием об отмене решения третейского суда от 1 февраля 2018 года. Заявитель посчитал, что третейский суд не обладал компетенцией на возобновление производства по прекращенному делу, а также что между сторонами отсутствовала оговорка о рассмотрении спора в порядке ad hoc.

Государственный арбитражный суд пришел к выводу о том, что решение третейского суда подлежит отмене. Назначенный сторонами единоличный арбитр не обладал компетенцией на возобновление дела, которое до этого было прекращено другим действующим третейским судом. По мнению арбитражного суда, арбитром неверно применены нормы ст.

37 Закона об арбитраже[2], предусматривающие основания для возобновления третейского разбирательства. Данная статья не предполагает возможности возобновления арбитража ввиду необходимости пересмотра условий мирового соглашения.При этом основания для пересмотра дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам также отсутствовали.

Таким образом, у сторон не было нужды в создании третейского суда ad hocв целях пересмотра уже разрешенного спора.

Арбитражный суд города Москвы также указал, что в случае невозможности исполнения мирового соглашения стороны могут восстановить свои права в государственном суде в порядке, предусмотренном АПК РФ.

Валерия Пчелинцева 

[1]Определение Арбитражного суда города Москвы от 7 сентября 2018 года по делу № А40-89302/18-83-429. [2]Федеральный закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» от 29 декабря 2015 года № 382-ФЗ.

Источник: https://journal.arbitration.ru/ru/cases/mirovoe-soglashenie-utverzhdennoe-odnim-treteyskim-sudom-ne-mozhet-byt-peresmotreno-drugim-treteyski/

Торгово-Промышленная Палата Мурманской области

Мировое соглашение в третейском суде

Филипповская Наталья Викторовна,

Председатель Коллегии автономных третейских судей (арбитров) при

Торгово-промышленной палате Мурманской области

Уважаемые члены ТПП Мурманской области, клиенты ТПП Мурманской области и просто посетители нашего сайта!

Третейский суд при Торгово-промышленной палате Мурманской области был основан 03 ноября 1994 года, успешно действовал на протяжении 23 лет, и прекратил свою деятельность в соответствии с Федеральным Законом от 29 декабря 2015 года № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее – ФЗ «Об арбитраже»). С 01 ноября 2017 года Союз «Торгово-промышленная палата Мурманской области» /Северная не осуществляет деятельность по администрированию Третейского суда при ТПП Мурманской области. 

Вместе с тем, понимая востребованность третейского разбирательства в предпринимательском сообществе, ТПП Мурманской области предлагает участникам хозяйственных отношений воспользоваться возможностью разрешения споров в арбитраже at hoc (третейском суде, созданном для разрешения конкретного спора).

На базе бывшего Третейского суда при Торгово-промышленной палате Мурманской области создана Коллегия автономных третейских судей.

Арбитры осуществляют разрешение споров в третейском суде, созданном для разрешения конкретного спора (из конкретного договора, с обязательным указанием ФИО арбитра (арбитров), разрешающих спор (далее – Третейский суд).

В Третейском суде разрешаются споры между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями, физическими лицами. 

В Третейском суде рассматриваются те же гражданско-правовые споры, что и в арбитражном суде или в суде общей юрисдикции, но при этом рассмотрение дел в Третейском суде имеет ряд существенных преимуществ:

1. Сокращённые сроки рассмотрения дел. Срок рассмотрения спора и принятия Третейским судом решения составляет 15-20 дней со дня обращения в третейский суд с иском. Решение Третейского суда является окончательным и вступает в силу с момента его вынесения.

Сразу после получения решения Третейского суда взыскатель имеет право обратиться в Арбитражный суд или суд общей юрисдикции (далее — суд) с заявлением о выдаче исполнительного листа. Такое заявление рассматривается в срок, не превышающий 1 месяца (ч. 1 ст. 238 АПК РФ, ч. 1 ст. 425 ГПК РФ).

Таким образом, время от обращения в Третейский суд с иском до получения исполнительного листа  составляет 1 мес. 20 дней.

2. Рассмотрение дела в одной инстанции вместо трех. Решение третейского суда не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно.

3. Рассмотрение дела без судебных заседаний, по упрощенной процедуре.

4. Исковое заявление и другие документы могут подаваться в Третейский суд по электронной почте.

5. Все судебные расходы, включая арбитражный сбор, взыскиваются с проигравшей стороны в полном объеме. О взыскании судебных расходов указывается в резолютивной части решения Третейского суда.

6. Конфиденциальность судебного разбирательства и всех материалов дела гарантирована ст. 21 ФЗ «Об арбитраже».

7. Стороны могут урегулировать спор, заключив мировое соглашение. Мировое соглашение утверждается решением Третейского суда. При нарушении такого мирового соглашения суд выдает исполнительный лист.

9. Отсутствует обязательная претензионная форма (только договорная). 

8. На решение Третейского суда выдается исполнительный лист (ст. 236-240 АПК РФ, ст. 423-427 ГПК РФ). 

Обязательное условие для рассмотрения спора в Третейском суде — наличие арбитражного соглашения

Арбитражное соглашение может быть включено в договор как при его заключении, так и после, в виде дополнительного соглашения к договору. Если иск уже рассматривается в арбитражном суде или суде общей юрисдикции, то до принятия судом решения по существу, рассмотрение иска может быть перенесено в Третейский суд. Для этого необходимо, чтобы стороны подписали арбитражное соглашение.

Торгово-промышленная палата Мурманской области рекомендует заключать арбитражное соглашение следующего содержания:

«Все споры по настоящему Договору передаются в Третейский суд, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, в составе единоличного арбитра Филипповской Натальи Викторовны (ИНН 519047669001), либо, в случае её самоотвода, спор подлежит передаче для рассмотрения единолично арбитру Иванову Сергею Валерьевичу (ИНН 519010103900), а в случае его самоотвода —  в составе коллегии арбитров: Иванов Сергей Валерьевич (ИНН 519010103900) – председательствующий арбитр, арбитры: Иванова Инна Яковлевна (ИНН 519015508072), Яковенко Ольга Сергеевна (ИНН 519045146060). Арбитры являются членами Коллегии автономных третейских судей (арбитров) при Торгово-промышленной палате Мурманской области.

 

________________________________________________

Личный юрист
Добавить комментарий