Несоблюдение претензионного порядка

— Верховный Суд Республики Беларусь

Несоблюдение претензионного порядка

Что следует понимать под претензионным порядком урегулирования спора и необходимо ли соблюдать претензионный порядок урегулирования спора с ответчиком по делу о защите права на товарный знак (знак обслуживания)? Какими актами законодательства следует руководствоваться при его соблюдении (сроки рассмотрения претензии, порядок направления претензии и получения ответа на нее)?
Претензионный (досудебный) порядок урегулирования спора — одна из форм защиты гражданских прав, которая заключается в попытке самостоятельного урегулирования спорных вопросов между сторонами в обязательстве или при исполнении норм законодательства с применением претензии до передачи дела на рассмотрение в суд.

Его роль как действенного механизма по скорейшему налаживанию отношений и восстановлению нарушенного права сложно переоценить. Серьезные конфликтные ситуации вполне возможно разрешить с помощью направления претензии до официального обращения в судебную инстанцию. При положительном реагировании на претензию и в случае ее удовлетворения отпадает необходимость такого обращения.

Обязательный претензионный порядок урегулирования споров установлен Законом Республики Беларусь от 10.01.2011 г. № 241-3, вступившим в силу с 31 января 2011 года.

В соответствии с частью 2 пункта 2 статьи 10 Гражданского кодекса Республики Беларусь до обращения в суд с иском по спорам, возникающим между юридическими лицами и (или) индивидуальными предпринимателями, обязательным является предъявление претензии (письменного предложения о добровольном урегулировании спора), если иное не установлено ГК, иными законодательными актами или договором. Порядок предъявления претензии устанавливается законодательством или договором.

По спорам о защите прав на товарные знаки и знаки обслуживания (о пресечении нарушения прав, о возмещении убытков, о взыскании штрафа в размере стоимости товара, о взыскании лицензионного вознаграждения, штрафа, пени и т.д.

), возникающим между юридическими лицами и (или) индивидуальными предпринимателями, предъявление претензии (письменного предложения о добровольном урегулировании спора) до обращения с иском в судебную коллегию по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь также является обязательным, если иное не установлено законодательными актами или договором.

Обязательный претензионный либо иной досудебный порядок, установленный законодательством или договором, распространяется в том числе и на споры с участием иностранных лиц, если из договора следует, что применимым правом является законодательство Республики Беларусь.

В случае несоблюдения заинтересованным лицом установленного для данной категории дел порядка предварительного внесудебного разрешения дела, то есть претензионного (досудебного) порядка урегулирования спора, суд оставляет заявление без рассмотрения в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 165 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь.

Законодательством не установлены форма либо образец претензии, в связи с чем допустимо ее составление в произвольной форме. Но поскольку стороны могут устанавливать претензионный порядок в договоре, но в нем же возможно предусмотреть и обязательные реквизиты претензии.

Требования , порядку и сроку рассмотрения претензии, действия при неполучении ответа на претензию достаточно четко изложены в пункте 2 приложения к Хозяйственному процессуальному кодексу Республики Беларусь.

Их и рекомендуем соблюдать юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям при предъявлении претензий по поводу нарушения прав не только на товарные знаки и знаки обслуживания, но и на иные объекты интеллектуальной собственности.

Так, в претензии указываются:

  • фамилия, собственное имя, отчество (наименование) заявителя претензии и лица (лиц), которому претензия предъявляется (получателя претензии), их место жительства (место пребывания) или место нахождения;
  • дата предъявления претензии;
  • обстоятельства, на основании которых предъявлена претензия;
  • доказательства, подтверждающие эти обстоятельства;
  • требования заявителя претензии со ссылкой на законодательство;
  • сумма претензии и ее расчет, если претензия подлежит денежной оценке;
  • банковские реквизиты заявителя претензии (при их наличии);
  • перечень документов, прилагаемых к претензии.

К претензии прилагаются копии документов, обосновывающие и подтверждающие предъявленные требования, либо выписки из них.

Претензия подписывается заявителем претензии или его представителем и направляется получателю претензии заказной корреспонденцией с обратным уведомлением или вручается под роспись.

В договоре стороны вправе предусмотреть иной способ предъявления претензии (посредством факсимильной связи, электронной почты, телефонограммы и др.).

Если претензия направлена способом, не предусмотренным законодательством или договором, то для подтверждения ее получения необходимо представить соответствующие доказательства (например, ответ на претензию).

Значимым аспектом при направлении претензии является четкое определение адреса, по которому ее следует направить.

В случае несовпадения фактического месторасположения ответчика с его юридическим адресом, претензию следует направить по адресу официального места нахождения должника, т.е.

по адресу, указанному в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (ЕГР).

Претензию рекомендуем направлять и по всем иным адресам, известным кредитору, по которым возможно получение претензии руководством должника. К таким адресам в совокупности могут быть отнесены: адрес, указанный в договоре, фактически известный адрес места нахождения должника, адрес из ЕГР, домашний адрес руководителя должника, адрес, указанный на бланке, на сайте в Интернете.

Что же касается претензий, адресованных индивидуальным предпринимателям, то их надлежит направлять по известному месту жительства, месту пребывания либо месту работы, если они фактически не проживают по адресу места жительства.

Если претензия была направлена по ненадлежащему адресу, претензионный порядок следует считать несоблюденным.

В претензии необходимо отразить все те имущественные требования, которые в последующем истец (кредитор) имеет желание предъявить к ответчику (должнику) в суде. При этом следует учитывать то, что с увеличением периода просрочки растет размер санкций, на получение которых вправе претендовать кредитор.

На дату составления претензии период просрочки и размер санкций один, а на момент рассмотрения дела в суде суммы увеличиваются.

В связи с этим, допускается указание в претензии о погашении основного долга на необходимость уплаты пени и процентов по состоянию на определенную дату (без конкретной суммы), что расценивается как соблюдение претензионного порядка по всем требованиям, предъявленным в суд.

При соединении в одном иске нескольких требований, связанных между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам (например, предъявление требований о пресечении нарушения и наложении штрафа в пользу потерпевшей стороны в размере стоимости товара; взыскании основного долга, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами), необходимо соблюдение претензионного порядка по каждому из требований.

Получатель претензии в месячный срок со дня ее получения, если иной срок не установлен законодательством или договором, письменно уведомляет заявителя претензии о результатах ее рассмотрения. Ответ на претензию подписывается получателем претензии или его представителем и направляется заявителю претензии заказной корреспонденцией с обратным уведомлением или вручается под роспись.

При частичном или полном отклонении претензии к ответу прилагаются копии документов, обосновывающие отклонение претензии. Таким образом, отказ должен быть мотивирован и подтвержден соответствующими доказательствами.

В законе установлен месячный срок для рассмотрения претензии. Вместе с тем в договоре стороны вправе установить иной срок для рассмотрения претензии.

Неполучение ответа на претензию в месячный срок либо в срок, предусмотренный договором, не препятствует обращению заявителя претензии в суд с иском.

Неполучение ответа на претензию в срок, указанный в самой претензии и являющийся меньшим, чем предусмотрено законом (1 месяц) либо договором, не свидетельствует о надлежащем соблюдении претензионного (досудебного) порядка урегулирования спора.

В соответствии со статьей 10 Гражданского кодекса Республики Беларусь стороны договора вправе согласовать необязательность претензионного порядка для обращения в суд.

Однако при этом сторонам следует учитывать, что в соответствии со статьей 314 Гражданского кодекса Республики Беларусь при решении вопроса об уменьшении неустойки судом могут быть учтены действия сторон, направленные на добровольное досудебное урегулирование спора.

Уклонившись от досудебного (претензионного) порядка урегулирования спора, стороны не предприняли мер к сохранению партнерских правоотношений, обратились в суд, который должен являться исключительным способом урегулирования спора, когда все иные способы не привели к результату.

Источник: http://www.court.gov.by/ru/sup_court/int_prop/vopros/answers/eb5bb460fcb34229.html

Вс разъяснил, когда можно не соблюдать обязательный досудебный порядок разрешения спора

Несоблюдение претензионного порядка

В сентябре 2016 г. Наталья Смирнова купила у Валерия Дубового жилой дом с участком за 1,5 млн руб.

При заключении сделки покупательница была удовлетворена качественным состоянием приобретаемой недвижимости после осмотра, не выявившего дефектов и недостатков, о которых ей не сообщил продавец, что было отражено в договоре.

Стороны установили, что при подписании ДКП покупатель передает продавцу 500 тыс. руб., а оставшаяся сумма подлежала выплате до 28 февраля 2017 г. ежемесячными платежами по 200 тыс. руб. на счет продавца.

5 сентября 2016 г. дом и земельный участок были переданы покупательнице по акту приема-передачи, а через десять дней Наталья Смирнова зарегистрировала право собственности на объекты недвижимости. 6 сентября 2016 г. она оплатила 500 тыс. руб., а 1 ноября перевела продавцу еще 200 тыс. руб., после чего прекратила перечисление средств.

Городская администрация 19 января 2017 г. утвердила очередность сноса жилых домов, в том числе и купленного истицей дома.

22 февраля администрация предоставила Наталье Смирновой сведения о том, что по заключению межведомственной комиссии от 7 августа 2013 г.

приобретенное ею жилое помещение непригодно для проживания в связи с физическим износом в процессе эксплуатации здания. Такое заключение было вынесено на основании заявления Валерия Дубового, поданного еще в сентябре 2012 г.

В связи с этим Наталья Смирнова обратилась в суд с иском к Валерию Дубовому о расторжении заключенного договора купли-продажи, взыскании уплаченной по нему суммы, процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда. В обоснование требований она указала, что при совершении сделки ответчик скрыл от нее тот факт, что дом признан непригодным для проживания, то есть продал товар ненадлежащего качества.

Ответчик исковые требования не признал, отказался от расторжения договора в добровольном порядке и предъявил встречные требования о взыскании недополученной суммы по ДКП и неустойки  в размере 301 тыс. руб., сославшись на неполную оплату покупной цены. 

Суд первой инстанции частично удовлетворил требования Натальи Смирновой и отказал в удовлетворении встречного иска, зафиксировав факт продажи не соответствующего условиям договора имущества, имеющего существенные и неустранимые недостатки, что является основанием для расторжения договора и взыскания уплаченных по нему денежных средств и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Апелляция отменила решение нижестоящего суда, взыскала с истицы в пользу ответчика неустойку, посчитав, что покупательница не исполнила свои обязательства по оплате недвижимости в полном объеме.

Также апелляционный суд оставил без рассмотрения требование покупательницы о расторжении спорного договора, отказав в удовлетворении остальных требований истицы. При вынесении решения апелляция исходила из того, что Наталья Смирнова не соблюла предусмотренный п. 2 ст. 452 ГК РФ досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком.

Суд счел, что договор купли-продажи не расторгнут и не признан недействительным, поэтому нет правовых оснований для возврата уплаченных по нему средств.

Не согласившись с решением, Наталья Смирнова обратилась с кассационной жалобой в ВС РФ. Судебная коллегия по гражданским делам, рассмотрев материалы дела, вынесла Определение № 69-КГ18-8, которым удовлетворила жалобу.

Верховный Суд напомнил, что в соответствии с ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных законом или договором. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (п. 2 ст. 450 ГК РФ).

Как следует из Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г.

№ 6/8, спор об изменении или расторжении договора может быть рассмотрен судом по существу только в случае представления истцом доказательств, подтверждающих принятие им мер по урегулированию спора с ответчиком, предусмотренных п. 2 ст. 452 ГК РФ. Если истец не исполнил данный досудебный порядок урегулирования спора, суд оставляет заявление без рассмотрения.

Вместе с тем ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется государственная, в том числе судебная, защита его прав и свобод. В развитие конституционной гарантии на судебную защиту ч. 1 ст.

3 ГПК РФ устанавливает, что заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Как указал ВС РФ, из этого следует, что в тех случаях, когда соблюдение досудебного порядка урегулирования спора невозможно по объективным причинам, данное обстоятельство не должно приводить к лишению права на судебную защиту.

Отменяя решение апелляции, Верховный Суд отметил, что она не учла, что Наталья Смирнова при обращении в суд с иском к Валерию Дубовому не располагала информацией о месте нахождения ответчика и просила суд оказать ей содействие в истребовании сведений о месте его регистрации в УФМС в порядке п. 3 ч. 1 ст. 149 ГПК РФ.

Суд удовлетворил данное ходатайство и направил соответствующий судебный запрос в отдел по вопросам миграции ОМВД РФ.

При этом в договоре купли-продажи и других документах, связанных с отчуждением продавцом дома и земельного участка, указаны место проживания и регистрации ответчика по месту нахождения перешедшего к истице имущества, поэтому направление корреспонденции по данному адресу не имело смысла.

Из объяснений Натальи Смирновой следует, что она неоднократно обращалась к ответчику по вопросу урегулирования спора по известному ей номеру мобильного телефона, однако Валерий Дубовой отказался от обсуждения вопроса о недостатках дома, а позже отключил телефон.

Как отметил Верховный Суд, с учетом указанных обстоятельств суду апелляционной инстанции следовало определить, имелась ли у истицы возможность вручить или направить ответчику письменное предложение о расторжении ДКП, и в зависимости от установленных обстоятельств разрешить вопрос о наличии оснований для применения положений абз. 2 ст. 222 ГПК РФ.

Апелляция же не вынесла на обсуждение сторон и не установила имеющие значение для дела обстоятельства, связанные с реализацией досудебного порядка урегулирования спора, а также не опровергла доводы заявителя об отсутствии у нее информации о месте жительства ответчика в нарушение требований ГПК РФ.

В связи с этим дело был направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Адвокат АП г. Москвы Юрий Ершов назвал определение ВС РФ примечательным, поскольку в данном случае Суд отошел от устоявшегося правила о необходимости соблюдения досудебного порядка в споре о расторжении договора.

По мнению адвоката, Верховный Суд применил критерий «невозможность по объективным причинам» и усмотрел в деле именно такие причины. «Исходя из описания, они действительно были, и в целом этот подход выглядит более прогрессивным относительно эффективности защиты нарушенного права.

Притом что закон не предусматривает возможности извинить неисполнение досудебного порядка “по объективным причинам”, в рассматриваемом деле это произошло», – пояснил он.

В определении, по мнению эксперта, проявляется принцип защиты добросовестной стороны от недобросовестной, что соответствует основным началам, заложенным в ст.

1 ГК РФ, и недопустимости злоупотребления правом: «Суд явно учел и то, что истица принимала меры по реализации досудебного порядка, а не игнорировала их, как явный признак добросовестности, который действительно заслуживает судебной защиты.

Суды на местах с большой осторожностью применяют общие начала, им все-таки проще держаться конкретных норм и процедур, так что здесь именно ВС РФ задает нужный тон».

Юрий Ершов предположил, что решение Верховного Суда способно повлиять на судебную практику, и можно будет добиваться защиты в делах, которые ранее считались «безнадежными» как раз по формальным причинам.

«В подобной практике проявляется некоторый “дрейф” правовой системы в сторону большей свободы в оценке обстоятельств, включая защиту нарушенных прав даже “поверх” формальных ограничений», – заключил он.

Заместитель руководителя тверского филиала Юридической группы «Яковлев и Партнеры» Антон Алексеев расценил определение ВС РФ как позитивное, поскольку оно дает разъяснения, что если объективно невозможно соблюсти обязательный досудебный порядок разрешения спора, то такие объективные обстоятельства не должны приводить к лишению права на судебную защиту. «Представляется, что данное разъяснение устранит в подобных случаях формальный подход судов при решении вопроса об оставлении иска без рассмотрения при несоблюдении истцом обязательного досудебного порядка урегулирования спора», – полагает он.

По мнению эксперта, позиция ВС РФ направлена на обеспечение принципа доступа к правосудию, закрепленного в том числе Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, и развивает ее положения.

«Это в особенности актуально для защиты своих прав гражданами, когда невозможно установить место нахождения ответчика.

Однако в таких случаях истцу необходимо будет доказать наличие объективных причин, по которым соблюдение досудебной процедуры урегулирования спора было невозможно», – резюмировал Антон Алексеев.

Руководитель практики «Недвижимость. Земля.

Строительство» АБ КИАП Сергей Попов полагает, что в данном деле наибольшее значение имеет подход ВС РФ к вопросу соблюдения истцом обязательного претензионного порядка, предусмотренного законом: «Верховный Суд придерживается достаточно неформального подхода к истолкованию обязательности направления претензии, что нетипично для системы судоустройства».

По словам эксперта, ВС РФ констатирует, что право на судебную защиту превалирует над нормами об обязательности претензии, которые в зависимости от конкретных обстоятельств дела могут, как выясняется из судебного акта, и не иметь обязательного характера.

«В данном деле формальное направление истцом претензии о расторжении договора, пусть даже по своему же адресу, помогло бы избежать лишних судебных инстанций и не привело бы к подобному решению ВС РФ.

Но коль уж истец не выполнил формальные требования закона, заслуживает уважения принципиальность Верховного Суда в вопросе защиты прав граждан, исходя из конкретных обстоятельств данного дела», – отметил Сергей Попов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-kogda-mozhno-ne-soblyudat-obyazatelnyy-dosudebnyy-poryadok-razresheniya-spora/

Переговоры как досудебный порядок урегулирования споров — CRE

Несоблюдение претензионного порядка
При подготовке к арбитражному разбирательству и при изучении договора, из-за которого возник спор, мне часто встречается примерно следующая формулировка: «Все споры по настоящему договору разрешаются путем переговоров. В случае недостижения согласия между сторонами споры подлежат рассмотрению в арбитражном суде».

Возникает вполне естественный вопрос — являются ли переговоры надлежащим досудебным порядком урегулирования спора? Ответ нам дает арбитражная практика.

Как известно, в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ) арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором. Так, Арбитражный суд Северо-Западного округа в своем постановлении от 09.10.2014 по делу № А56-1424/2014 указал, что (цитата):

«Довод жалобы о несоблюдении истцом обязательного досудебного претензионного порядка разрешения спора суд кассационной инстанции отклоняет.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 148 АПК РФ арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором.

По смыслу указанной правовой нормы претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора подразумевает определенную, четко прописанную договором процедуру, регламентирующую последовательность и конкретное содержание действий каждой из сторон.

Между тем из содержания пункта 13.1 Договора не следует, что стороны предусмотрели положение о досудебном порядке урегулирования спора, указанный пункт содержит декларативные положения о разрешении сторонами разногласий путем переговоров».

При рассмотрении другого дела № А56-57722/2013 Арбитражный суд Северо-Западного округа в своем постановлении от 06.08.2014 указал, что (цитата):

«Довод ответчика о несоблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора, предусмотренного пунктом 10.1 договора, не принимается судом кассационной инстанции.

В соответствии с пунктом 2 статьи 148 АПК РФ арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором.

По смыслу указанной правовой нормы претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора подразумевает определенную, четко прописанную договором процедуру, регламентирующую последовательность и конкретное содержание действий каждой из сторон.

Из содержания пункта 10.1 договора не следует, что стороны предусмотрели положение о досудебном порядке урегулирования спора, указанный пункт содержит декларативные положения о разрешении сторонами разногласий путем переговоров».

При рассмотрении дела № А56-48305/2013 Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в своем постановлении от 03.07.2014 сделал аналогичные выводы (цитата):

«Пунктом 7.2 договора, на который ссылается податель жалобы, определено, что все споры по договору разрешаются путем переговоров. В случае недостижения согласия между сторонами споры подлежат рассмотрению в Арбитражном суде города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Согласно статье 431 ГК РФ, при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Суд кассационной инстанции считает, что претензионный порядок урегулирования спора можно признать установленным только в случае, если в договоре определены конкретные требования к форме претензии, а также порядку и срокам ее предъявления и рассмотрения. Из пункта 7.2 договора не следует, что стороны установили необходимость соблюдения обязательного досудебного порядка урегулирования данного спора в претензионном порядке в части требования об уплате неустойки.

Суды, исходя из буквального толкования положений договора по правилам статьи 431 ГК РФ, сделали обоснованный вывод, что сторонами досудебный порядок урегулирования спора не предусмотрен».

Из вышеперечисленных судебных актов становится очевидно, что арбитражная практика не признает переговоры надлежащим досудебным порядком урегулирования споров при отсутствии четкой регламентации этой процедуры (то есть без указания порядка и сроков переговоров). Услуги юриста в арбитражном суде должны оказываться с учетом сложившегося единства арбитражной практики толкования и применения судами норм действующего законодательства Российской Федерации.

Вышеуказанные судебные акты не имеют прямого преюдициального значения для всех других арбитражных дел, однако то толкование и применение положений пункта 2 части 1 статьи 148 АПК РФ, которое дается в этих судебных актах, обязательно должно учитываться при рассмотрении других дел, постольку поскольку пункт 3 статьи 308.8 АПК РФ говорит о необходимости единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права. Однако будет полезным рассмотреть и другое мнение по данному вопросу.

В соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Напомним, что условие договора о переговорах сформулировано следующим образом: «Все споры по настоящему договору разрешаются путем переговоров. В случае недостижения согласия между сторонами споры подлежат рассмотрению в арбитражном суде».

  Исходя из буквального толкования вышеуказанного условия следует, что стороны передают споры на рассмотрение в суд, только если такие споры им не удалось разрешить путем переговоров. Иное мнение по данному вопросу противоречит волеизъявлению сторон и прямому толкованию данного условия договора. В силу статьи 421 ГК РФ стороны свободны в заключении договора и вправе сами формулировать условия заключаемого договора, в том числе и условие о досудебном порядке урегулирования спора. При этом необходимо, чтобы условия договора не противоречили действующему законодательству РФ. Следует отметить, что ни одним нормативно-правовым актом РФ не установлено требование обязательного указания в договоре порядка и сроков проведения досудебных переговоров. В этой связи тот факт, что стороны не конкретизировали порядок и сроки проведения досудебных переговоров, не противоречит нормам действующего законодательства РФ. Напротив, это означает, что Истец и Ответчик свободны в выборе способа проведения таких переговоров: путем личной встречи представителей, путем видеоконференции с использованием средств связи, путем обмена письменной корреспонденцией и т.д.

Согласно статье 65 АПК РФ «каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений».

В силу данной нормы права, арбитражный юрист как представитель истца должен предоставить доказательства того, что он предпринимал меры по ведению досудебных переговоров с ответчиком: протоколы переговоров, телефонограммы, письма, претензии и т.д.

И только если такие доказательства не будут представлены, исковое заявление в силу пункта 2 части 1 статьи 148 АПК РФ может быть оставлено без рассмотрения.

Таким образом, несмотря на устоявшийся характер арбитражной практики, следует сделать вывод, что она не безупречна.

Источник: https://cre.ru/analytics/75123

Обязательный досудебный порядок урегулирования спора

Несоблюдение претензионного порядка

02марта2017

 Наши коллеги из АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» подготовили для журнала Арбитражная практика очень интересный материал по новым правилам претензионной переписки.

С 1 июня 2016 года спор из гражданских правоотношений передается на разрешение арбитражного суда только после принятия мер по досудебному урегулированию, а именно — по истечении 30 календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом или договором (ч. 5 ст. 4 АПК РФ). В связи с введением обязательного претензионного порядка у юристов возник ряд вопросов по поводу того, как он должен реализовываться на практике. В первую очередь это касается возможности отменить или изменить установленный законодателем порядок. Кроме того, сомнения у юристов вызывают форма направления претензии, необходимость прикладывания к иску доказательств отправки претензии контрагенту, а также соблюдения обязательного претензионного порядка применительно к отдельным видам споров и другие вопросы. Далее мы детально рассмотрим пять наиболее «наболевших» вопросов.

ПРЕТЕНЗИОННЫЙ ПОРЯДОК НЕЛЬЗЯ ОТМЕНИТЬ, НО МОЖНО СОКРАТИТЬ ЕГО СРОК

Первый из возникающих у юристов вопросов относительно претензионного порядка — можно ли в договоре установить отсутствие необходимости его соблюдения и право на непосредственное обращение в суд?

Как следует из пояснительной записки к законопроекту, который вводил обязательный претензионный порядок, его цель — снизить нагрузку на суды. Очевидно, что полное исключение претензионного порядка в договоре данной цели не соответствует.

Кроме того, такое исключение противоречило бы прямому указанию закона о том, что «договором может быть установлен иной порядок» досудебного урегулирования, то есть помимо претензионного, однако какой-то досудебный порядок должен быть.

Таким образом, полностью исключить претензионный порядка нельзя. 

Вместе с тем норма содержит указание на возможность установления иного срока на обращение в суд с момента направления претензии. По умолчанию он составляет 30 дней, однако ничто не мешает сократить его, скажем, до 3 дней.

Стоит отметить, что 30 дней должно пройти именно с момента отправки, а не с момента получения адресатом претензии. Таким образом, при подаче в суд искового заявления прикладывать к нему доказательства получения претензии не нужно.

ПРЕТЕНЗИЮ КОНТРАГЕНТУ МОЖНО НАПРАВЛЯТЬ ЛЮБЫМ СПОСОБОМ

Ничто не мешает сдать претензию работнику адресата под роспись или направить ее по электронной почте.

В последнем случае не требуется, чтобы в договоре было особо оговорено условие о возможности обмена документами по электронной почте (постановление 9ААС от 22.09.2016 по делу № А40-149053/16).

Однако чаще всего претензии направляются обыкновенной почтой, и в таком случае отправлять их нужно заказным письмом с описью вложения.

ЕСЛИ ИСК ПОДАН БЕЗ ПРИЛОЖЕНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ОТПРАВКИ ПРЕТЕНЗИИ ОТВЕТЧИКУ, СУДЫ ОСТАВЛЯЮТ ЕГО БЕЗ ДВИЖЕНИЯ

В случае несоблюдения претензионного порядка арбитражный суд на стадии принятия искового заявления к производству выносит определение о возвращении искового заявления (п. 5 ч. 1 ст. 129 АПК РФ).

Однако помимо определений о возвращении искового заявления суды выносят огромное количество определений об оставлении иска без движения в связи с отсутствием в приложениях доказательств направления претензии ответчику.

В некоторых случаях такое действие суда следует признать разумным и более предпочтительным, чем возвращение искового заявления. Например, когда в тексте иска истец ссылается на факт направления претензии или указывает доказательства ее направления должнику в перечне приложений к исковому заявлению, но не прикладывает либо саму претензию, либо доказательства ее направления должнику.

Однако, учитывая массовость такого поведения судов, представляется сомнительным, что во всех случаях оставления искового заявления без движения действительно имеются основания для этого.

К примеру, один арбитражный суд оставил без движения исковое заявление, к которому была приложена квитанция об отправке претензии по адресу, не принадлежащему ответчику (допустим, истец указал неправильный индекс). Совершенно очевидно, что в таком случае незачем оставлять исковое заявление без движения — его надо возвращать, как прямо предписывает п. 5 ч. 1 ст. 129 АПК РФ.

Кроме того, суды очень часто устанавливают такие сроки для устранения недостатков в виде несоблюдения претензионного порядка, что устранить их в эти сроки попросту невозможно. К примеру, определение об оставлении без движения вынесено 2 ноября, срок на устранение недостатков дается до 25 ноября. Получается, что даже если сразу же после получения информации об оставлении искового заявления.

Получается, что даже если сразу же после получения информации об оставлении искового заявления без движения направить претензию должнику, то 30-дневный срок с момента отправки не истечет к моменту окончания срока на устранение недостатков.

Из вышеизложенного можно сделать следующие выводы. Во-первых, в абсолютно одинаковых случаях суды оставляют исковые заявления без движения или возвращают их истцу.

Во-вторых, суды фактически стимулируют следующую схему действий: предъявление истцом искового заявления без предварительного направления претензии; оставление иска без движения; дальнейшая отправка ответчику претензии; сразу же следующее за этим принятие искового заявления к производству.

Иначе зачем выносятся определения об оставлении без движения со сроками на устранение недостатков, которые невозможно соблюсти, не нарушив при этом правило ч. 5 ст. 4 АПК РФ о 30-дневном сроке?

Полный текст можете посмотреть здесь: http://e.arbitr-praktika.ru/article.aspx?aid=530676

Источник: http://www.acm-debt.ru/presscentr/obyazatelnyy_dosudebnyy_poryadok_uregulirovaniya_spora/

Судебная практика: досудебный порядок урегулирования споров

Несоблюдение претензионного порядка

Многие споры требуют соблюдения обязательного досудебного порядка урегулирования. Это значит, что перед обращением в суд истец обязан направить ответчику письменную претензию с указанием требований и срока их исполнения.

Только если вторая сторона спора проигнорирует этот документ или откажется выполнять требования, можно направлять иск в суд. Если этот порядок не соблюден, судья может не принять иск к рассмотрению.

Какие ошибки допускают стороны при оформлении претензий и как это влияет на соблюдение досудебного порядка — в обзоре судебной практики.

КонсультантПлюс ПОПРОБУЙТЕ БЕСПЛАТНО

Получить доступ

Иногда претензия была направлена ответчику, но в ней допущены ошибки, к которым он апеллирует при начале рассмотрения спора.

Но такие ошибки в претензии далеко не всегда приводят к признанию досудебного порядка несоблюденным и возврату иска.

Например, Арбитражный суд Северо-Западного округа признал допустимым упоминание договора в претензии, хотя он не был заключен между сторонами спора.

Организация обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к Комитету по строительству Правительства Санкт-Петербурга о взыскании неосновательного обогащения в виде стоимости тепловой энергии, потребленной без договора в октябре и ноябре 2016 года.

Истец является теплоснабжающей организацией, осуществляет теплоснабжение здания в Санкт-Петербурге. В октябре и ноябре 2016 года Комитет потреблял тепловую энергию без заключения в установленном порядке договора теплоснабжения, что в соответствии с пунктом 29 статьи 2 является бездоговорным потреблением тепловой энергии.

Истец составил соответствующие акты, но ответчик их не оплатил.

Перед подачей иска, как того требует ч. 5 статьи 4 АПК РФ, ответчику была направлена претензия об оплате задолженности и неустойки.

Именно она стала основным козырем ответчика, который указал суду, что истец не предоставил доказательства соблюдения досудебного претензионного порядка урегулирования спора, поскольку в направленной претензии была ссылка на несуществующий договор и задолженность по нему.

Хотя речь в иске действительно шла об уплате задолженности за бездоговорное потребление тепловой энергии, в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.05.2018 N Ф07-1701/2018 по делу N А56-4570/2017 сказано, что в претензии может быть упомянут договор. В тексте судебного акта, в частности, сказано:

Соблюдение претензионного порядка досудебного урегулирования спора является обязательным для сторон в силу закона.

По смыслу приведенной нормы претензионный порядок урегулирования спора в судебной практике рассматривается как дополнительная гарантия государственной защиты прав, позволяющая добровольно без дополнительных расходов на уплату государственной пошлины в короткий срок восстановить нарушенные права и законные интересы. Такой порядок урегулирования спора направлен на его оперативное разрешение.

При этом факт, что в претензиях был ошибочно указан договор теплоснабжения, не делает их ненадлежащим доказательством соблюдения истцом досудебного порядка урегулирования спора, ведь в них были четко сформулированы его требования.

2. Дата составления претензии роли не играет

Арбитражный суд Дальневосточного округа пришел к выводу, что в претензии не обязательно ставить дату ее составления. Ведь главное не дата составления, а дата ее получения ответчиком, а также правильно и четко сформулированные требования. Для соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, по мнению арбитров, этого вполне достаточно.

Коммерческая компания обратилась с исковым заявлением к организации-контрагенту о взыскании основного долга по договору поставки.

В свою очередь организация подала встречный иск к компании о применении последствий недействительности ничтожного соглашения о переводе долга. Суды двух инстанций удовлетворили основной иск и отказали во встречном.

В кассационной жалобе ответчик сослался на несоблюдение истцом досудебного порядка урегулирования споров. Замечаний оказалось несколько:

  • вес почтового отправления (35 гр.) превышает вес представленной в суд претензии, изготовленной на двух страницах (20 гр);
  • одна из претензий была не получена ответчиком заблаговременно;
  • отсутствие даты составления претензий.

В постановлении от 23.04.2018 N Ф03-1112/2018 по делу N А51-7770/2017 Арбитражный суд Дальневосточного округа признал соблюденным порядок досудебного урегулирования.

Свою позицию судья аргументировал тем, что российским законодательством не установлено каких-либо требований или условий к форме и содержанию претензионного письма, подлежащего направлению в соответствии с положениями части 5 статьи 4 АПК РФ. В судебном акте об этом сказано так:

Отсутствие в претензии даты составления, при указании в ней обстоятельств, на которых предъявлено такое требование, не может свидетельствовать о несоблюдении досудебного порядка урегулирования спора.

Кроме того, суд отметил: факт, что указанный на официальном сайте ФГУП «Почта России» вес почтового отправления 35 граммов, в то время как претензия составлена на 2 листах и не может превышать 20 граммов, не опровергает законности действий суда, поскольку, ссылаясь на вложение в названное почтовое отправление актов сверки, заявитель не смог привести этому доказательств.

3. Адрес в претензии должен быть правильным

Арбитражный суд Московского округа, в свою очередь, напомнил всем организациям и предпринимателям, желающим подать иск в суд, о том, что претензию необходимо направлять только на правильный юридический адрес ответчика. Иначе досудебный порядок урегулирования споров может быть признан несоблюденным, а иск оставлен без рассмотрения.

Коммерческая организация обратилась в арбитражный суд с иском к другой компании о взыскании задолженности по договорам на оказание услуг по транспортировке грунта. Истец, как ему казалось, выполнил требование об обязательном досудебном порядке урегулирования споров и направил своему оппоненту претензию. Однако судьи сочли, что она была направлена не на тот адрес, и оставили иск без рассмотрения по основаниям, предусмотренным пунктом 2 части 1 статьи 148 АПК РФ. Организация обжаловала это решение.

Арбитражный суд Московского округа вынес постановление от 27.02.2018 по делу N А41-39727/2017, которым признал правильность позиции, занятой коллегами по этому вопросу.

Судьи отметили, что направление претензии по адресу, который отличается от юридического адреса ответчика, не доказывает, что обязательный досудебный порядок урегулирования спора соблюден.

Ведь соблюдение претензионного порядка разрешения спора подразумевает не просто формальное направление требования другой стороне, а предоставление ей возможности в установленный законом срок изучить обращение заявителя и дать на него мотивированный ответ. То есть возможность получить претензию по верному адресу.

В спорной ситуации истец направил свою претензию ответчику по месту совершения сделки, в Новый Уренгой, тогда как, согласно выписке из ЕГРЮЛ, юридическим адресом ответчика является Московская область, Дмитровский район, город Дмитров. Арбитры указали, что именно по этому адресу должна была быть направлена претензия, чтобы суд счел досудебный порядок соблюденным и принял иск к рассмотрению.

Если спор является корпоративным, то его стороны могут не соблюдать претензионный порядок и подавать иск в суд сразу. При этом тот факт, что истец не является участником общества, не отменяет субъективный состав самого спора. Об этом напомнил Верховный суд РФ.

Корпорация обратилась в суд с иском к своему контрагенту о признании сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности, но заявление было возвращено из-за несоблюдения досудебного порядка. Суды трех инстанций указали, что спор не является корпоративным, поскольку истцом является не участник общества, а сама корпорация — сторона крупной сделки. В постановлении кассационной инстанции, в частности, сказано, что поскольку спор не является спором, относящимся к спорам, перечисленным в статье 225.1 АПК РФ, а является спором между двумя юридическими лицами о признании сделки недействительной, и, в силу части 5 статьи 4 АПК РФ, обращение с таким спором в арбитражный суд требует соблюдения обязательного досудебного порядка урегулирования спора.

Верховный суд РФ в определении от 02.04.2018 N 305-ЭС17-17083 по делу N А40-35170/2017 с выводами коллег не согласился. Судьи напомнили, в частности, что статья 225.

1 АПК РФ содержит перечень видов корпоративных споров, который не является исчерпывающим. Этот перечень может быть расширен с учетом специальных законов, регулирующих корпоративные отношения.

В то же время к корпоративным спорам отнесены споры по искам:

  • учредителей;
  • участников;
  • членов юридического лица

Источник: https://ppt.ru/news/141858

Личный юрист
Добавить комментарий