Признать кредитный договор недействительным судебная практика

Обзор судебной практики верховного суда российской федерации n 1 (2019)

Признать кредитный договор недействительным судебная практика

УтвержденПрезидиумом Верховного СудаРоссийской Федерации

24 апреля 2019 г.

ОБЗОРСУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

N 1 (2019)

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

6. Кредитный договор, заключенный в результате мошеннических действий, является недействительной (ничтожной) сделкой.Х. обратился в суд с иском к банку-2 о признании кредитного договора недействительным, взыскании судебных расходов и компенсации морального вреда.В обоснование исковых требований Х. ссылался на то, что 1 сентября 2013 г.

от его имени неизвестным лицом заключен кредитный договор с банком-1, правопреемником которого является банк-2. О выдаче кредита на его имя истцу стало известно 2 апреля 2014 г. после обращения ответчика к нему о полном досрочном исполнении обязательств по данному договору.

Для проверки доводов истца о том, что кредитный договор он не заключал и не подписывал, а лишь заполнил в банке-1 анкету на предоставление кредита, определением суда от 25 мая 2017 г. назначена судебная почерковедческая экспертиза.Согласно заключению эксперта от 15 августа 2017 г. рукописная запись фамилии, имени, отчества Х.

и подписи от его имени в анкете на предоставление банком-1 потребительского кредита от 1 сентября 2013 г. выполнены Х.; рукописные записи фамилии, имени, отчества Х. и подписи от его имени в заявлении на предоставление потребительского кредита и открытие текущего счета от 1 сентября 2013 г. выполнены не Х., а другим лицом; рукописная запись фамилии, имени, отчества Х.

и подпись от его имени в графике платежей к заявлению на предоставление потребительского кредита и открытие текущего счета по кредитному договору от 1 сентября 2013 г. выполнены не Х., а другим лицом; рукописная запись фамилии, имени, отчества Х. и подпись от его имени в уведомлении об информировании клиента о полной стоимости кредита от 1 сентября 2013 г. выполнены не Х.

, а другим лицом.Разрешая спор и удовлетворяя иск Х. частично, суд первой инстанции принял во внимание приведенные выше обстоятельства и указал на то, что в нарушение требований ст.

820 ГК РФ письменная форма кредитного договора не была соблюдена, поскольку истец кредитный договор не подписывал, заемщиком не является, каких-либо обязательств на себя по данному договору не принимал, а следовательно, кредитный договор от 1 сентября 2013 г., подписанный от имени Х. неизвестным лицом, является недействительным (ничтожным).

Суд первой инстанции также указал, что срок исковой давности Х. не пропущен, поскольку о заключении кредитного договора истцу стало известно 2 апреля 2014 г. из требования ответчика о полном досрочном исполнении обязательств по договору, в суд с иском Х. обратился 10 марта 2017 г., то есть в пределах трехлетнего срока исковой давности, предусмотренного п. 1 ст. 181 ГК РФ.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции сослался на то, что кредитный договор в силу п. 1 ст. 168 ГК РФ является оспоримой сделкой, а поэтому срок исковой давности по требованиям о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год (п. 2 ст.

181 ГК РФ); ходатайства о восстановлении срока исковой давности истцом заявлено не было, сведений об уважительности причин пропуска срока исковой давности представлено не было.Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, указав следующее.В силу п.

1 ст. 160 ГК РФ (здесь и далее нормы ГК РФ приведены в редакции, действовавшей на момент заключения кредитного договора) сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

Двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными пп. 2 и 3 ст. 434 данного кодекса.В соответствии с п. 1 ст.

819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.Статьей 820 ГК РФ установлено, что кредитный договор должен быть заключен в письменной форме.

Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора. Такой договор считается ничтожным.В п. 73 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г.

N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в силу прямого указания закона к ничтожным сделкам, в частности, относятся кредитный договор или договор банковского вклада, заключенный с нарушением требования о его письменной форме (ст. 820, п. 2 ст. 836 ГК РФ).

Последствия нарушения требований закона или иного правового акта при совершении сделок определены ст. 168 ГК РФ.В соответствии с пунктом 1 названной статьи, за исключением случаев, предусмотренных п.

2 данной статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 2 этой же статьи).

Срок исковой давности по недействительным сделкам установлен ст. 181 ГК РФ, в соответствии с которой срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (п. 3 ст. 166) составляет три года.

Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки (п. 1).Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2).Как следует из материалов дела, заявленные истцом требования о недействительности кредитного договора основаны как на несоблюдении требования о его письменной форме, поскольку договор истцом подписан не был, так и на том, что волеизъявление на заключение договора отсутствовало.Согласно ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности могут порождаться как правомерными, так и неправомерными действиями.Заключение договора в результате мошеннических действий является неправомерным действием, посягающим на интересы лица, не подписывавшего соответствующий договор и являющегося применительно к п. 2 ст. 168 ГК РФ третьим лицом, права которого нарушены заключением такого договора.

Однако, оценивая заключенный договор как оспоримую сделку, суд апелляционной инстанции не учел обстоятельства заключения конкретного договора и применил норму права (п. 1 ст. 168 ГК РФ), не подлежащую применению.

Определение N 5-КГ19-25

Источник: http://www.v2b.ru/documents/obzor-sudebnoy-praktiki-verhovnogo-suda-rossiyskoy-federatsii-n-1/

Признание кредитного договора недействительным — Юридическая Практика

Признать кредитный договор недействительным судебная практика

Суд считает, что отдельные нормы кредитного договора не соответствуют действующему законодательству, уставу АОЗТ «Сонола», фактически не предоставляют предприятию возможности полноценно осуществлять свою деятельность и выполнять должным образом свои обязательства по кредитному договору

25 мая 2000 года Кировский районный суд г. Кировограда, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску гражданина Б-на, корпорации «Система ССБ» к корпорации «Вестерн Эн-Ай-Эс Энтерпрайз Фонд», акционерному обществу закрытого типа с иностранными инвестициями «Сонола» о признании недействительным кредитного договора, установил следующее.

Истцы обратились в суд с иском о признании недействительным кредитного договора.

Истцы указывают, что 12 февраля 1997 года ответчики заключили кредитный договор № 1 на предоставление корпорацией «Вестерн Эн-Ай-Эс Энтерпрайз Фонд» (далее — Фонд) акционерному обществу закрытого типа с иностранными инвестициями «Сонола» (далее — АОЗТ «Сонола») кредит в сумме 1 млн 250 тыс. долларов США под 15 % годовых с погашением долга по письменному требованию Фонда или через девять месяцев после соответствующего перечисления средств.

Основной договор дополнялся договорами № 1 от 16 декабря 1997 года и № 2 от 13 мая 1998 года.

Истцы считают, что по ряду пунктов основного договора, последний противоречит действующему законодательству, ограничивает права корпорации «Система ССБ», которая является соучредителем АОЗТ «Сонола», а также истца Б-на как поручителя по данному договору и как акционера, и поэтому просят признать его недействительным.

Также истцы просят признать недействительным договор залога № 1 от 12 февраля 1997 года, который является дополнительным договором к основному, и исключить заложенное в соответствии с данным договором имущество из государственного реестра залогов движимого имущества.

Представитель Фонда исковые требования не признал и суду пояснил, что заключенный основной (кредитный) договор соответствует действующему законодательству, не нарушает ничьих прав, а потому оснований для признания его недействительным нет.

Представитель АОЗТ «Сонола» исковые требования признал в полном объеме.

Заслушав стороны, исследовав материалы дела, суд считает, что иск подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено в судебном заседании, 12 февраля 1997 года Фонд и АОЗТ «Сонола» заключили кредитный договор № 1, по которому Фонд предоставлял АОЗТ «Сонола» кредитную линию в размере 1 млн 250 тыс. долларов США под 15 % годовых с погашением долга по письменному требованию Фонда или через девять месяцев после соответствующего перечисления средств.

Cогласно пункту 1.1 этого договора, истец Б-н выступал поручителем за выполнение АОЗТ «Сонола» своих обязательств перед Фондом по данному договору.

В соответствии с основновным договором, те же стороны 12 февраля 1997 года заключили договор залога № 1, который приобрел статус договора, дополнительного к основному и по которому с целью обеспечения обязательств было заложено определенное имущество.

На данное время по основному договору АОЗТ «Сонола» получила от Фонда 962 488 долларов США, из которых возвратила 560 960 долларов США. Остаток суммы составляет 401 528 долларов США.

Как указывалось выше, согласно пункту 1.1 кредитного договора, поручителем данного договора выступил истец Б-н.

Однако этот пункт договора противоречит статье 191 ГК УССР, согласно которой договор поручительства должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора поручения.

Как установлено, такой договор между Б-н и Фондом или другими лицами не заключался, никаких действий, направленных на возникновение правоотношений, регулирующих договор поручительства, стороны не осуществляли. На этих основаниях пункт 1.1 кредитного договора должен быть признан недействительным, исковые требования Б-на в этой части подлежат удовлетворению.

Исковые требования корпорации «Система ССБ» о признании кредитного договора недействительным подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Так, согласно подпункту «г» пункта 1.1 кредитного договора, «… Общество не может приобретать какие-либо доли и осуществлять какое-либо распределение активов или другого капитала между своими участниками».

Однако это противоречит статье 15 Закона Украины «О хозяйственных обществах», согласно которой «прибыль общества образуется от поступлений от хозяйственной деятельности после покрытия материальных и приравненных к ним издержек и издержек на оплату труда… Чистая прибыль, полученная после указанных расчетов, остается в полном распоряжении общества, которое в соответствии с учредительными документами определяет направления ее использования» и статьей 1.1 устава АОЗТ «Сонола», согласно которой «… годовые прибыли общества могут быть распределены и по решению собрания (акционеров) как дивиденды между акционерами пропорционально количеству акций, которыми они владеют».

Таким образом, данный подпункт соглашения фактически исключает возможность предприятия получать прибыль, а акционеров — получать дивиденды.

Согласно подпункту «е» договора «… Общество не может предоставлять и брать займы».

Этот подпункт противоречит статье 23 ГК УССР, согласно которой «… юридическими лицами признаются организации, которые имеют обособленное имущество, могут от своего имени приобретать имущественные и неимущественные права и нести обязанности…», статье 26 ГК УССР, согласно которой «… юридическое лицо имеет гражданскую правоспособность в соответствии с установленными целями его деятельности» и статье 3 устава АОЗТ «Сонола», согласно которой «… Общество является юридическим лицом согласно законодательству Украины…

— … (3.3.4) принимать на себя заемные и другие долговые обязательства…;

— … (3.3.6) заключать от своего имени и согласно применяемому законодательству контракты, договора и др.;

— … (3.3.8) приобретать имущественные и неимущественные права и обеспечивать правовую защиту всех своих прав и интересов».

Вышеперечисленным актам не соответствуют также подпункты договора «е» (не может отдавать имущество в залог); «ж» (не может заключать сделки); «н» (не может изменять долю капитала).

Таким образом, из вышеизложенного усматривается, что указанные подпункты кредитного договора не соответствуют действующему законодательству, уставу АОЗТ «Сонола», фактически не предоставляют предприятию возможности полноценно осуществлять свою деятельность и соответственно выполнять должным образом свои обязательства по кредитному договору.

Доводы представителя Фонда о действительности договора при признании недействительными его отдельных частей суд не может принять во внимание, так как фактически вышеперечисленные подпункты договора являются его сутью, а остальная часть данного договора так или иначе дополняет или формально расширяет его основное содержание.

Суд считает доказанными основания признания данного договора, который является кабальным (термин, применяемый в юриспруденции) для предприятия, недействительным, и считает необходимым применение правила реституции сторон в соответствии со статьей 48 ГК УССР, по которой каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по договору.

Согласно статье 28 Закона Украины

«О залоге», «… право залога прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства», поэтому договор залога № 1 от 12 февраля 1997 года, являющийся дополнительным договором к кредитному, заключенный АОЗТ «Сонола» и Фондом, также должен быть признан недействительным, а заложенное согласно данному договору имущество должно быть исключено из государственного реестра залогов движимого имущества.

На основании изложенного, статей 23, 26, 42, 48, 59, 191 ГК УССР, Законов Украины «О хозяйственных обществах», «О внесении изменений в статью 3 Декрета КМУ «О государственной пошлине»; постановления Пленума Верховного Суда Украины от 21 декабря 1990 года № 9 с изменениями, внесенными постановлением пленума от 25 декабря 1992 года № 13 «О практике применения судами процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел в первой инстанции», руководствуясь статьями 75, 202, 203 ГК УССР, суд решил:

иск удовлетворить.

Признать пункт 1.1 кредитного договора № 1 от 12 февраля 1997 года, заключенного корпорацией «Вестерн Эн-Ай-Эс Энтерпрайз Фонд» и акционерным обществом закрытого типа с иностранными инвестициями «Сонола», поручителем по которому выступает Б-н, недействительным.

Признать кредитный договор № 1 от

12 февраля 1997 года, заключенный корпорацией «Вестерн Эн-Ай-Эс Энтерпрайз Фонд» и акционерным обществом закрытого типа с иностранными инвестициями «Сонола», недействительным.

Обязать акционеров акционерного общества закрытого типа с иностранными инвестициями «Сонола» возвратить корпорации «Вестерн Эн-Ай-Эс Энтерпрайз Фонд» 401 528 долларов США, полученных по кредитному договору № 1 от 12 февраля 1997 года.

Признать договор залога № 1 от 12 февраля 1997 года, заключенный корпорацией «Вестерн Эн-Ай-Эс Энтерпрайз Фонд» и акционерным обществом закрытого типа с иностранными инвестициями «Сонола» недействительным и исключить заложенное в соответствии с данным договором имущество из государственного реестра залогов движимого имущества.

(Дело № 2-1859-2000. Решение от 25 мая 2000 года. Судья — Баркар В. Л.)

Источник: https://pravo.ua/articles/priznanie-kreditnogo-dogovora-nedejstvitelnym/

Признание кредитного договора недействительным не освобождает от его выполнения

Признать кредитный договор недействительным судебная практика

Признание кредитного договора недействительным не освобождает от его выполнения

ГАЛИНА ТКАЧЕНКО

Даже если кредитный договор будет признан недействительным, должник из этого особой выгоды не извлечет. На залоговое имущество будет наложен арест, снять который удастся только после того, как кредитодатель получит деньги. В противном случае банк может обратиться в суд с иском об обращении взыскания. Однако воспользоваться такими преимуществами финучреждениям будет сложно.

Банковская инициатива

Соответствующие положения содержатся в законе «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно выполнения хозяйственных обязательств», который не только был подписан Президентом, но и вступил в силу.

Новации были введены по инициативе финансовых учреждений и призваны укрепить банковскую систему путем недопущения уклонения недобросовестных должников от кредитных обязательств.

Ведь в последнее время достаточно распространенным способом затягивания процесса возвращения кредитных средств стало обращение дебиторов в суд и признание недействительными как кредитных соглашений, так и договоров ипотеки.

Оснований для обращения с такими исками набралось немало.

Как свидетельствует судебная практика, самыми распространенными являются отсутствие у банка индивидуальной лицензии на выдачу валютного кредита, колебания валютного курса, нарушение закона «О защите прав потребителей», повышение процентной ставки за пользование кредитом.

Однако сейчас любая попытка заемщика воспользоваться такой процедурой и «отбить» кредитные обязательства или же освободить залоговое имущество из реестра обременений в судебном порядке не будет иметь желаемого результата.

Так, введенные изменения предусматривают, что в случае признания недействительным кредитного договора, в котором выполнение обязательства обеспечено залогом имущества, суд должен наложить на такое имущество арест.

Освободить последнее из-под ареста можно будет при условии, что в течение 30 дней со дня вступления в законную силу решения суда о признании кредитного договора недействительным, средства в размере, определенном судом, будут возвращены кредитодателю.

Если за этот срок должник не вернет средства, кредитодатель будет иметь право обратиться в суд с иском об обращении взыскания на арестованное имущество.

Кроме того, новая ст.10571 Гражданского кодекса предусматривает, что, признавая недействительным договор залога (ипотеки), обеспечивающий выполнение обязательства заемщика по кредитному договору, суд по заявлению кредитодателя также должен наложить арест на имущество, которое было предметом залога (ипотеки). Такой арест подлежит снятию после возвращения кредитодателю средств по договору.

Таким образом, законодатель урегулировал вопрос, который уже длительное время не давал покоя финансовым учреждениям.

Ведь, как утверждают сами банкиры, сейчас для реального обеспечения выполнения кредитных обязательств использования таких инструментов, как поручительство, залог и ипотека, недостаточно, необходим действенный механизм, который бы оградил кредитные учреждения от злоупотреблений со стороны недобросовестных должников. Именно с такой целью и было инициировано принятие вышеуказанного закона.

Реституция отменяется

До недавнего времени признание кредитного договора недействительным имело своим следствием только двустороннюю реституцию, предусмотренную абз.2 ст.

216 ГК, то есть каждая из сторон была «обязана вернуть другой стороне в натуре все, что она получила во исполнение правочина, а в случае невозможности такого возвращения… — возместить стоимость того, что получено».

Поэтому, если кредитный договор признавался недействительным, должник был обязан вернуть банку только сумму кредита без процентов. Банк в свою очередь возвращал должнику всю сумму выплаченных по договору процентов, а также возможную уплаченную пеню и штрафы.

В результате признания кредитного договора недействительным прекращал действовать также и договор залога или ипотеки. Это лишало банкиров основного рычага влияния на должников, последние же имели возможность освободить залоговое имущество от обременения.

Если раньше заемщик имел возможность воспользоваться этой нехитрой схемой и признать кредитный договор (договор залога, ипотеки) недействительным, а впоследствии исключить залоговое имущество из реестра обременений и реализовать его третьим лицам, то с принятием вышеприведенных изменений такого шанса у должника уже не будет. Однако и в дальнейшем неопределенной остается судьба залогового имущества, ведь в случае наложения на него ареста распоряжаться активами не сможет не только должник, но и банк.

Внесенные в ГК изменения предусматривают право кредитодателя обратиться в суд с иском об обращении взыскания на арестованное имущество, но соответствующая процедура законодателем до конца не урегулирована. В настоящее время не известно, каким образом проводить взыскание, если другой суд по делу о признании недействительным кредитного договора наложит на имущество арест.

Обращение взыскания на имущество является одним из видов его отчуждения. Однако распоряжаться тем, что находится под арестом, нельзя.

Поэтому сомнительными остаются последствия таких нововведений и для самих банкиров, поскольку должники будут иметь возможность медлить с возвращением кредита неограниченное время, а кредиторы не будут иметь реальной возможности реализовать залоговое имущество и за счет этого вернуть одолженные деньги.

Кроме того, изменения могут коснуться добросовестных должников, которые получили средства под залог или в ипотеку. Не секрет, что некоторые банки навязывают не очень справедливые условия своим клиентам. Признав такие условия недействительными, должник все равно не получит желаемого результата, а только спровоцирует наложение ареста на свое имущество.

Источник: https://zib.com.ua/ru/pda/12726.html

Актуальная судебная практика относительно признания договоров незаключенными | Адвокатская фирма GORO legal

Признать кредитный договор недействительным судебная практика

Вопрос признания договоров незаключенными тесно граничит с вопросом признания их недействительными. Ведь если договор не заключен, он не может быть признан недействительным.

Условия признания недействительным договора должны присутствовать в момент его заключения, поскольку невозможно признать недействительным то, что по существу не заключено. Такая правовая позиция подтверждается и судебной практикой.

В частности, в постановлении от 24 апреля 2018 года по делу № 914/868/17 Верховный Суд отметил, что незаключенность договора исключает возможность признания его недействительным, поскольку он не является состоявшимся.

Статья 638 Гражданского кодекса Украины (далее – ГК Украины) определяет, что договор является заключенным, если стороны в надлежащей форме достигли согласия по всем существенным условиям договора.

Существенными условиями договора являются условия о предмете договора, условия, которые определены законом как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, в отношении которых по заявлению хотя бы одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Аналогичные положения содержатся и в статье 180 Хозяйственного кодекса Украины (далее – ХК Украины). В то же время ст. 180 ХК Украины регламентирует особенности хозяйственных договоров, отличающие их от гражданских договоров. В частности, в ч. 3 ст.

180 ХК Украины указано, что при заключении хозяйственного договора стороны обязаны в любом случае согласовать предмет, цену и срок действия договора.

Из анализа указанных норм следует вывод о незаключенности договора в случае отсутствия в нем того или иного существенного условия.

В то же время как в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда Украины «О судебной практике рассмотрения гражданских дел о признании сделок недействительными» № 9 от 06 ноября 2009 года, так и в п. 2.

6 постановления пленума Высшего хозяйственного суда Украины «О некоторых вопросах признания сделок (хозяйственных договоров) недействительными» № 11 от 29 мая 2013 года указывается, что требование о признании сделки (договора) несовершенной не соответствует возможным способам защиты гражданских прав и интересов, предусмотренных законом. Суды должны отказывать в иске с таким требованием.

Определение договора как незаключенного может иметь место на стадии заключения договора, а не по результатам исполнения его сторонами. 

Итак, если действия сторон свидетельствуют о том, что оспариваемый договор фактически был заключен, суд должен рассмотреть по существу вопрос о соответствии его требованиям закона; это правило не касается случаев, когда для совершения сделки необходимы ее государственная регистрация или нотариальное удостоверение, поскольку при отсутствии соответствующей регистрации или удостоверения договор в любом случае не считается заключенным.

В частности, интересным является решение, изложенное в постановлении Верховного Суда от 05 июня 2018 года по делу № 523/6003/14-ц, в котором исковые требования истца звучат как признание договора заключенным, расторжение договора и возмещение убытков.

В данном деле истец обратился с иском в суд, указывая, что между ним и ответчиком был заключен устный договор подряда, в соответствии с условиями которого последний обязался по заданию выполнить подрядные строительные работы, в частности осуществить реконструкцию фасада жилого дома согласно проектно-сметной документации в срок до 01 октября 2013 года, а истец обязался осуществить оплату за выполнение строительных работ. Истец также отмечает, что при заключении договора стороны пришли к соглашению по всем условиям, являющимся существенными: предмету, условиям и срокам исполнения договора, месту его исполнения, порядку оплаты и т. п. После того как стороны согласовали смету, ответчик начал выполнение строительных работ и получил оплату, о чем составил соответствующую расписку. В то же время ответчик обратил внимание Суда на то, что условие о согласовании проектно-сметной документации (являющееся существенным условием договора в соответствии со статьями 875; 877 ГК Украины) выполнено не было, поэтому договор подряда является незаключенным.

Во время принятия судебного решения Большая Палата Верховного Суда отметила следующее. Условия о предмете и цене договора подряда являются существенными. Условие относительно предмета договора подряда уточняется ценой подрядных работ.

Цена договора подряда – это денежная сумма, причитающаяся подрядчику за выполненный заказ. Согласно статье 843 ГК Украины в договоре подряда определяется либо конкретная цена работы, либо способы ее определения.

Следовательно, цена может быть определена в тексте договора подряда прямо, либо в договоре может указываться способ ее определения.

Кроме того, цена в договоре подряда может быть определена в смете, которая содержит постатейный перечень затрат на выполнение работ, является приложением к договору и его неотъемлемой частью. В случае отсутствия этих условий цену может установить суд на основании цен, которые обычно применяются за аналогичные работы, с учетом необходимых расходов, определенных сторонами.

Из анализа этих утверждений Большая Палата Верховного Суда пришла к выводу, что договор подряда является консенсуальным, двусторонним и оплатным.

Причем консенсуальность договора подряда означает, что он признается заключенным в момент получения акцепта лицом, направившим оферту.

При этом в оферте и акцепте касательно выполнения строительных подрядных работ должна быть четко выражена воля лиц в отношении существенных условий договора.

В материалах дела имеется заключение судебной строительно-технической экспертизы, в соответствии с которым установлено отсутствие проектно-сметной документации, изготовленной в установленном законом порядке, а также других приложений к договору строительного подряда, подписанных обеими сторонами с четким перечнем видов работ и их ориентировочной стоимостью, которые должен был выполнить ответчик в качестве подрядчика в ходе реконструкции фасада жилого дома.

При таких обстоятельствах Верховный Суд не соглашается с выводами суда первой и апелляционной инстанций о признании договора заключенным, а ввиду отсутствия у Большой Палаты полномочий устанавливать обстоятельства дела, собирать и проверять доказательства и давать им оценку, отменил решения предыдущих инстанций с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Аналогичные исковые требования по поводу признания заключенным договора содержатся и в хозяйственном деле № 911/2354/17. Однако как суды первой и апелляционной инстанции, так и Верховный Суд отказали в удовлетворении исковых требований истца по причине несогласования всех существенных условий договора.

Источник: https://goro.ua/ru/post/current-jurisprudence-regarding-the-recognition-of-contracts-unconcluded

Решение суда: признание кредитного договора с банком недействительным

Признать кредитный договор недействительным судебная практика

17:47, 4 июля 2017

Коллегия судей Апелляционного суда Сумской области рассмотрела гражданское дело по апелляционной жалобе «Альфа-Банка» на решение Заречного районного суда города Сумы о признании договоров недействительными.

Об этом сообщает пресс-служба Апелляционного суда Сумской области.

По данным суда, в июле 2015 года С. обратилась в Заречный районный суд города Сумы с иском, в котором просила признать недействительными кредитный договор с учреждением банка, договор поручительства и ипотечный договор.

Она ссылалась на то, что в 2008 году заключила с ПАО «Сведбанк» кредитный договор, по условиям которого получила 35 тыс. долл. США на приобретение квартиры. В обеспечение исполнения кредитных обязательств были также заключены ипотечный договор, предметом которого является приобретенная в кредит квартира, и договоры поручительства с ее родственниками.

Однако в 2012 году «Сведбанк» продал права требования по заключенным кредитным договором ПАО «Дельта Банк», а последний в 2014 году повторно перепродал их ПАО.

Истица указывала, что банк не предоставил ей письменную информацию о совокупной стоимости кредита; ограничил в правах досрочного погашения кредита; предсказал свое право в одностороннем порядке изменять процентную ставку; досрочно требовал вернуть кредит.

Кроме этого, договором предусмотрен увеличенный срок исковой давности по любому требованию банка, а не заемщицы, а объем ответственности банка значительно меньше ответственности истца.

«Решением Заречного районного суда города Сумы от 19 января 2017 года иск С. был удовлетворен. Кроме признания недействительными указанных договоров, суд применил последствия недействительности сделки путем зачисления в счет погашения тела кредита уплаченных истицей платежей по кредитному договору в сумме 27 680 долл. США», — сообщает ведомство.

С таким выводом суда первой инстанции коллегия судей апелляционного суда согласилась частично.

В частности, было определено, что условие кредитного договора в части включения в совокупной стоимости кредита предусмотренных договором комиссий, по мнению коллегии судей, является несправедливой.

В кредитном договоре также необходимо указывать реальную процентную ставку, которая точно дисконтирует все будущие денежные платежи потребителя по кредиту, что дает ему представление о стоимости услуг, связанных с получением, обслуживанием и погашением кредита.

Кроме этого, банки не имеют права устанавливать платежи, которые потребитель должен оплатить в пользу банка за действия, которые банк осуществляет в свою пользу (ведение дела, договора, учет задолженности потребителя и т.д.

), или за действия, которые потребитель осуществляет в пользу банка (принятие платежа от потребителя и т.д.

), или которые совершает банк или потребитель с целью установления, изменения или прекращения правоотношений (заключение кредитного договора, внесение изменений в него, принятие сообщения потребителя об отзыве согласия на кредитный договор и т.п.).

Таким образом, условие кредитного договора ПАО «Сведбанк» с истицей в части включения в совокупной стоимости кредита сумм, предусмотренных договором комиссий, является недействительным.

Отмечается, что по содержанию кредитного договора сторонами оговорено, что заемщица обязалась без предварительного письменного согласия банка не заключать сделок по получению новых займов и кредитов, а также не заключать сделок по распоряжению принадлежащим заемщицы любым движимым и (или) недвижимым имуществом, в частности, не допускать в течение действия договора случаев приобретения ребенком права собственности или пользования объектом недвижимости.

Из изложенных условий усматривается нарушение прав заемщицы о праве на свободное владение, пользование и распоряжение своей собственностью.

Кроме этого, могут быть установлены дополнительные ограничения, оговоренные ипотечным договором и влияющие на право пользования ребенком должным ее матери жильем, поэтому оспариваемый кредитный договор действительно содержит несправедливые условия.

Так, местный суд, принимая решение, признал эти обстоятельства существенными для признания кредитного договора недействительным в целом. Однако, в соответствии с требованиями ст. 217 ГК Украины, признания отдельных условий кредитного договора не являются существенными и не влияют на его надлежащее исполнение, что не влечет за собой признание недействительным всего договора.

Учитывая это, суд апелляционной инстанции не согласился с тем, что местный суд признал недействительными договоры поручительства. Последние заключены между банком и третьими лицами, а также являются самостоятельными договорными обязательствами, а истица не является стороной этих сделок, поэтому ее требования о признании договоров поручительства недействительными основываются на законе.

Таким образом, апелляционную жалобу ПАО коллегия судей удовлетворила частично.

Решение Заречного районного суда города Сумы было отменено, а иск к «Альфа-Банку» был удовлетворен в части признания недействительными включения в совокупной стоимости кредита предусмотренных договором комиссий, установления в кредитном договоре ограничений, влияющих на право свободного владения, пользования и распоряжения собственностью.

Источник: https://sud.ua/ru/news/sud-info/105860-reshenie-suda-priznanie-kreditnogo-dogovora-s-bankom-nedeystvitelnym

Нюансы признания кредитного договора недействительным

Признать кредитный договор недействительным судебная практика

Однако это вовсе не означает, что такой договор нельзя признать недействительным. И на практике случаи признания кредитных договоров недействительными – далеко не редкость.

К признанию кредитных договоров недействительными применяются общие нормы § 2 ГК РФ о недействительности сделок с учётом особенностей, предусмотренных банковским законодательством; позиций, сформированных высшими судами Российской Федерации; спецификой конкретных случаев и т.д.

Исходя из данных норм гражданского законодательства, следует отметить, что недействительными сделками являются оспоримые – признанные судом недействительными, срок исковой давности по которым составляет один год, и ничтожные – независимо от признания их недействительными судом, срок исковой давности по которым – три года.

Для примера можно назвать следующие случаи признания кредитных договоров недействительными: при намеренном введении сотрудниками банка в существенное заблуждение заёмщика по поводу условий самого кредитного договора; заключение кредитного договора вследствие противоправных действий (обман, насилие, угроза применения насилия); кабальные сделки; заключение кредитного договора в отсутствие согласия третьего лица, к примеру, супруга – при ипотечном кредитовании; заключение кредитного договора, но не предоставление кредита, либо выдача банком заёмщику суммы меньшей, чем указано в договоре.

При этом также важно учитывать, что признать недействительным кредитный договор можно полностью либо в части (к примеру, в части: запрета на досрочное погашение кредита, либо взимания с физических лиц за это каких-либо дополнительных штрафов, комиссий и тому подобное; неправомерного прямого либо косвенного установления банком так называемых «процентов на проценты», то есть сложных процентов).

В данном случае следует сначала пробовать решить проблему путём переговоров (лучше – в письменном виде) во внесудебном порядке, соответственно, при необходимости – также банку нужно направить претензию, с указанием, в том числе на то, что при невозможности урегулирования вопроса во внесудебном порядке, заёмщик (должник) будет вынужден обращаться в суд.

Но на урегулирование спора в досудебном порядке по таким вопросам банки, соответственно, неохотно, считая, что таким образом заёмщик (должник), который может являться и недобросовестным, пытается «уклониться» от полного либо частичного выполнения обязательств, предусмотренных кредитным договором.Поэтому зачастую подобные проблемные ситуации могут разрешиться только в судебном порядке.

И чаще всего по настоящей категории споров обращаются в суд именно юридические лица.

Что касается подготовки искового заявления в суд, то в исковом заявлении необходимо не только описать спорную ситуацию, приложив к исковому заявлению соответствующие документы, подтверждающие доводы истца, но и подготовить исковое заявление с соблюдением норм гражданского процессуального либо арбитражного процессуального законодательства, применимого в конкретном споре.

И в таком случае также можно обратиться к юристу или адвокату. Поскольку, к примеру, чтобы доказать в судебном заседании был ли заёмщик (должник) кредитоспособным на конкретную дату, либо обоснованно ли банк начислил проценты, штрафы, пени и т.д., следует провести финансово-кредитную экспертизу.

В некоторых случаях необходимо истребование доказательств, привлечение свидетелей, специалистов, направление судебных запросов, предоставление аудио- и видеозаписей как доказательств по делу.И здесь грамотно оказанная юридическая помощь сыграет огромную роль в решении проблемы.

Поскольку в зависимости от конкретной ситуации и обстоятельств дела, также необходимо будет обращаться в полицию, прокуратуру и так далее.

А в связи с тем, что по таким делам относительно физических лиц, также применимы положения закона о защите прав потребителей, то поддержать права заёмщиков (должников) как в судебном, так и внесудебном порядке ещё могут и действующие в их интересах организации по защите прав потребителей, территориальные органы Роспотребнадзора и так далее.

И в заключение следует отметить, что недействительная сделка недействительна с момента её совершения, и никаких юридических последствий она не влечёт, кроме тех, которые связаны с её недействительностью, но в случае, если сделку, соответственно, кредитный договор, признают недействительной, то заёмщик (должник) обязательно должен будет вернуть банку те денежные средства, которые он получил от этого банка. При этом судом также может быть решён вопрос о начислении процентов за тот период, который заёмщик фактически пользовался кредитом.

Татьяна Серегина,
адвокат филиала № 49 Московской областной коллегии адвокатов

Источник: http://sibadvokat.ru/magazine/nyuansyi-priznaniya-kreditnogo-dogovora-nedeystvitelnyim

Признание кредитного договора недействительным

Признать кредитный договор недействительным судебная практика

Текущее состояние судебной практики позволяет сделать вывод о том, что признание кредитного договора недействительным (оспоримым или ничтожным) – процедура достаточно редкая, при этом, если рассмотрение дел о признании оспоримого договора недействительным имеет более-менее наработанную практику, то вот признание кредитного договора ничтожным этим не отличается.

Основная масса дел приходится на арбитражное судопроизводство, в рамках которого истцами выступают юридические лица. Что же касается заёмщиков-частных лиц, то нередко споры, предметом которых выступает признание кредитного договора частично (реже полностью) недействительным, рассматриваются как дела о защите прав потребителей.

Исключительность дел, предметом которых выступает признание кредитного договора недействительным, довольно-таки легко объяснимо.

Кредитные организации, особенно банки, весьма профессионально подходят к оформлению правоотношений, а подавляющее число договоров заключается на базе ранее разработанных типовых форм и текстов, в которых уже определены и изложены все существенные условия договорных отношений.

К сожалению, вполне законное право лица, при наличии предусмотренных законом оснований, требовать признания договора недействительным, нередко оборачивается в пользу недобросовестных заемщиков, пытающихся использовать признание кредитного договора недействительным в качестве способа избежать справедливых требований кредитной организации.

В этой связи кредитные организации, как правило, любую попытку заемщика оспорить условия договора (полностью, частично) или сам договор рассматривают как способ избежания исполнения обязательств.

По этой причине банки не склонны решать данные вопросы в досудебном порядке и идти на уступки заемщику, соглашаясь на изменение или расторжение договора, напротив — предпочитают перенести разрешение спорной ситуации в суд.

Есть вопрос к юристу? Получите ответ бесплатно!

Основания признания договора недействительным (оспоримые сделки)

Характеризуя основания признания кредитного договора недействительным, следует отметить, что практически все из них являются общими для любых видов договоров. Тем не менее, существует одно специальное основание, позволяющее оспорить договор займа (кредита).

Согласно ст.

812 ГК РФ, заемщик вправе оспорить договор на основании его безденежности, доказав при этом, что денежные средства не были им действительно получены от кредитора или получены в меньшем размере, нежели то обозначено в договоре.

Признание кредитного договора недействительным по данному основанию предполагает либо признание договора незаключенным (при неполучении всей суммы денег), либо заключенным только в части полученных денежных средств.

Общие основания признания договоров недействительными изложены в ст.ст. 166-181 ГК РФ и в некоторых других нормативно-правовых актах. Среди наиболее распространенных дел следует отметить случаи, когда:

  • договор не соответствует или нарушает требования нормативно-правовых актов;
  • заёмщик являлся недееспособным лицом;
  • заемщик, будучи юридическим лицом, вышел за пределы своей правоспособности;
  • договор заключен под воздействием заблуждения, без понимания правовой природы сделки;
  • договор был заключен под влиянием насилия, обмана, угрозы либо вынуждено в силу стечения тяжелых обстоятельств и на крайне невыгодных условиях, чем и воспользовалась другая сторона.

Наряду с вышеперечисленными основаниями, возможно признание кредитного договора недействительным по причине отсутствия письменного согласия на заключение кредитного договора со стороны лица, которое должно было дать такое согласие в силу требований закона (основание, как правило, используется юридическими лицами и супругами), правда, в данном случае истцу придется доказывать, что кредитная организация знала об отсутствии согласия.

Юридическая консультация:

Мы помогаем людям!

Основания ничтожности договора кредитования

Специальное признание кредитного договора недействительным в силу его ничтожности не требуется. Договор будет считаться недействительным и без решения суда.

Ничтожными, в частности, считаются сделки (договора):

  • противоречащие основам нравственности и правопорядка;
  • притворные и мнимые, не направленные на создание соответствующих кредитных правоотношений и их последствий, скрывающие истинную волю, намерения сторон договора;
  • заключенные недееспособным лицом (признание кредитного договора ничтожным или оспоримым (в силу этого недействительным) определяется исходя из обстоятельств, поскольку, наравне с признанием недействительности, нередко возникает необходимость признания такой сделки судом действительной).

Закон допускает признание кредитного договора ничтожным в судебном порядке.

Однако следует иметь в виду, что признание кредитного договора ничтожным в судебном порядке при наличии оснований считать договор оспоримым чревато повторным обращением.

В данном случае суд будет рассматривать только вопрос ничтожности сделки и наличие оснований для признания ее таковой, оставляя вопрос недействительности сделки в силу ее оспоримости, без внимания, как следствие – возможен отказ.

Обратитесь к нашему юристу-консультанту и получите полную и достоверную информацию по Вашему конкретному случаю. Наши специалисты сделают все возможное, чтобы защитить Ваши права в судебных инстанциях. Наш телефон:

Источник: http://www.kreditnyi-dolg.ru/kreditnyy-advokat/priznanie-kreditnogo-dogovora-nedeystvitelnym

Личный юрист
Добавить комментарий