Статистика банкротств предприятий в россии

Статистика банкротств

Статистика банкротств предприятий в россии

Термин «банкротство» применяется по отношению к юридическому лицу в том случае, если компания не может удовлетворить требования кредиторов по финансовым обязательствам. Сюда же включена обязанность по уплате налогов и иных платежей обязательного характера в казну России.

Существует и иное определение и понимание термина «банкротство», выражающееся в самой процедуре признания банкротом, которая может продлиться до года.

Рассмотрим, что такое банкротство и статистику предприятий, которые перестали существовать в качестве юридического лица.

Несостоятельность предприятий и компаний и ее виды нагляднее всего продемонстрирована на практике.

Негативная ситуация в экономике, начавшаяся в 2019 года и продолжающаяся в настоящее время, усилила проблемы предприятий и организаций. В 2019 году разорилось много предприятий, отнесенных к различным сегментам рынка.

Рассмотрим, сколько предприятий закрылось в начале этого года на примере туристической отрасли:

названиебанкротствогод
АНтаэр+2015
Ветер Странствийнеизвестно2015
Нордик Стар+2015
Идеал Турнеизвестно2015

В 2019 году они больше не существуют в качестве юридических лиц.

Кредитные организации: характерные черты банкротства

Кредитная организация существует в форме юридического лица. Для того чтобы получить лицензию для осуществления своей деятельности в пределах России, она должна соответствовать всем требования, которые предъявлены законами, регулирующими банковской сектор экономики. Надзор за деятельностью банков осуществляет регулятор – ЦБ России.

Именно от него получают разрешение банки на свою работу, которая заключается в следующем:

  • проведение расчетно-кассовых операций;
  • привлечение денег населения во вклады и депозиты;
  • выдача кредитов;
  • проведение обменных операций и т.д.

По своему функционалу банки располагаются в одной категории со страховыми организациями и участниками рынка ценных бумаг. Эти субъекты хозяйственной деятельности имеют определенные (с последними изменениями от марта нынешнего года) оособенностями признания их несостоятельности.

Кредитная организация является неспособной качественно выполнять свою работу в дальнейшем, если ее финансовые обязанности не выполнены после 14 дней с даты их наступления, либо после отзыва разрешения стоимость имущества кредитной организации не может быть достаточной для удолетворения кредиторов.

Дело о банкротстве иницируется судебным органом, это Арбитражный Суд. Но сделать этог он имеет право только тогда, когда требования кредиторов составляют не менее 1000 МРОТ, и если их не удолетворяет кредитное учреждение в течение двух недель.

ВАЖНО: эта ситуация имеет право на жизнь только тогда, когда регулятор отзовет у кредитной организации лицензию.

Заявителем на банкротство может быть должник, а также:

  • регулятор;
  • уполномоченный орган;
  • кредитор.

ВЫВОД:

Таким образом, характерной чертой банкротства банков и иные кредитных организаций выступает участие в этом процессе регулятора. Но ЦБ России не только принимает непосредственное участие в самой процедуре банкротства.

Он старается сделать так, чтобы банки работали эффективно и качественно, и этих процедур было бы как можно меньше. Но заинтересованное в банкротстве банка лицо может предоставить в Арбитражный суд копию Приказа ЦБ об отзыве лицензии у определенного банка. Это может являться основанием возбуждения дела о несостоятельности кредитного учреждения.

Что дает на практике использование своих прав судебным органом по возбуждению дела о банкротстве?

По мнению некоторых экспертов, реализация своих прав судом приводит к затягиванию судебного дела, связанного с рассмотрением банкротства.

Дело в том, что к моменту рассмотрения судом заявления о признании той или иной кредитной организации банкротом, лица, не заинтересованные в этой процедуре, также имеют право обращения в суд.

Но уже с другим содержанием иска: о признании недействительным решения регулятора об отзыве разрешения на работу банка.

Что добиваются эти истцы в конечном результате?

Ответ прост: толкование юридических норм происходит таким образом, что факт оспаривания решения регулятора и признание его приказа не соотвествующим действительности, влечет незаконность возбуждения процедуры банкротстве в суде.

Юридическая практика в судах показывает, что в этом случае расчет истцов оправдывается. И это связано с тем, что Арбитражные суды обычно приостанавливают производство. За это время должник, по обыкновению, выводит свои активы различными способами.

Статистика банкротства кредитных организаций по состоянию 2019 -15 г.г. выглядит следующим образом:

Название банкаСобытиеДата, город
ТранспортныйОтзыв лицензии 3174

Источник: http://1likvidaciya.ru/likvidacija-i-bankrotstvo/statistika-bankrotstv.html

статистика банкротства предприятий в россии

Статистика банкротств предприятий в россии

О. С 1998 по 2012 год внешнее управление вводилось в среднем 1175 раз, максимум достигнут в 2002 году, тогда в этой процедуре 2696 предприятий-должников проходили реабилитацию (табл. 6).

Рассматриваемые 2008–2012 годы, прошедшие под знаком мирового финансового кризиса, не очень изменили основную тенденцию – введение ликвидационной процедуры, лишь незначительно стабилизировав ее долю на уровне 43–52% от общего количества дел, принятых к производству.

А.

При этом доля мировых соглашений в общем объеме конкурсных процедур минимальная и колеблется от 1,60% в 2004-м до 4,0% в 2012 году, а следовательно, по-прежнему ликвидация организаций остается доминирующей. Ликвидированы лишь 12 компаний, или не более 1% от общего числа фирм, прекративших свою деятельность с конца 1995 года [17, с. 626].

Результативность внешнего управления как процедуры, направленной на сохранение бизнеса должника, еще больше теряет свои позиции в 2009–2011 годах: производство успешно было завершено в связи с восстановлением платежеспособности только в отношении не более чем 11–13 должников за каждый год этого периода, или не более 1,82% от общего количества процедур внешнего управления.

[email protected]аil.ru
Незначительное увеличение количества заключаемых мировых соглашений в 2010–2012 годах (от 255 до 563 актов, или 4,0% от числа конкурсных дел, в 2012 году) говорит об улучшении качественного уровня проведения процедуры конкурсного производства и поиска потенциала сохранения компании.

Анализ применения процедур банкротства показывает, что оптимальные решения по целому ряду ключевых вопросов регулирования конкурсных отношений еще не найдены.

Только за 2012 год в Архангельской области прекратили работать четыре поселково- или градообразующих предприятия, на грани банкротства находятся поселковообразующие леспромхозы «Луковецкий» (Холмогорский район) и «Борецкий» (Виноградовский район).

Яковлева, члена-корреспондента РАН, доктора юридических наук, профессора, советника президента РФ, cудебная практика рассмотрения арбитражных дел является «зеркалом экономики», а применительно к реализации процедур банкротства – «зеркалом эффективности правового регулирования несостоятельности (банкротства)» [16, с. 9].

Начиная с 2006 года процедура применялась не более чем в 1000 дел, а рекордно низкое значение зафиксировано в 2008 году – всего 579 (всего принято к производству 34367 дел). Кандидат экон. наук, доцент кафедры «Бухгалтерский учет, анализ и аудит» ФГБОУ ВПО «Российская Академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ». Следовательно, не выполняется целевая направленность этой процедуры на восстановление платежеспособности, поскольку более 80% предприятий вынуждены проходить последующие процедуры, а значит, снижается потенциальная возможность стабилизации. В 2012 году для 25 должников, или не более 2,71% от их общего количества, была успешно завершена процедура внешнего управления. Область научных интересов: финансовая диагностика, экономико-правовые проблемы несостоятельности.

Несмотря на увеличение количества вводимых процедур финансового оздоровления, начиная с 2008 года (в 2008 году 48 дел, в 2011–2012 годах – уже 94 и 92 случая), результаты ее применения остаются неудовлетворительными: лишь в единичных ситуациях прекращено производство по делу в связи с погашением задолженности.

В 2005 году восстановить платежеспособность удалось двум предприятиям, в 2011 году – 7 субъектам хозяйствования из 94, или 7,4%, а в 2012 году – 3 должникам из 92, в отношении которых проводилась процедура финансового оздоровления (рис. 3) Данные о проведении конкурсного производства (табл.

8) указывают, что с 1998 по 2004 год число заключенных мировых соглашений увеличилось с 46 до 150, рекордно высокое количество – 403 случая – в 2002 году. По словам В.

В поселке Няндома обанкротилось основное производство – птицефабрика «Няндома-бройлер» (холдинг «ОГО»); больше года не работает в Архангельске старейший «Лесозавод 2», остановил свою работу Соломбальский целлюлозно-бумажный комбинат (Архангельск), и это далеко не полный перечень предприятий, уже обанкротившихся или находящихся в предбанкротном состоянии.

Для сравнения: из 107 компаний США, объявивших себя банкротами на протяжении 1996–2000 годов, 95 фирм продолжили свою деятельность после реорганизации.

Ключевые слова: банкротство, внешнее управление, закон о несостоятельности, конкурсное производство, кризис, ликвидация, наблюдение, несостоятельность, процедура, реабилитация, реорганизация, санация, финансирование, финансовая диагностика, финансовое оздоровление.

Всего лишь через два года, а именно на 1 января 2000 года, количество дел, принятых к производству, составило порядка 15200, а на 1 января 2002 года – более 52 500.

В 1999 году было подано 15500 заявлений о признании должника банкротом, тогда как, по данным Единого государственного регистра предприятий и организаций всех форм собственности и хозяйствования, на 1 января 1999 года в России число зарегистрированных субъектов, включая филиалы и обособленные подразделения, составило около 2,7 млн, в том числе свыше 1,6 млн акционерных обществ и товариществ, или чуть больше 0,15% от всех субъектов хозяйствования [12, с. 26]. Банкротство как вариант решения социально-экономических проблем в регионе осталось прежним: преобладающая доля конкурсного производства – 83,0% в 2007 году и 72,2% в 2008 году (табл. 4). ТОЛПЕГИНА На современном этапе несостоятельность следует рассматривать со сложившихся особенностей, складывающихся тенденций формирования механизма банкротства за весь период воссоздания института несостоятельности в России (с 1992 года) и с учетом мирового финансового кризиса, внесшего свои коррективы в динамику процесса банкротства. В 2011 году количество вынесенных решений о назначении внешнего управления не превышало 986, или 2,95% от общего числа дел, а в 2012 году – 922, то есть снизилось еще на 6,49%, и это в условиях заметной активизации процесса признания несостоятельности. Ф. С увеличением количества заявлений о признании должников несостоятельными (банкротами) количество дел внешнего управления не увеличилось, а, наоборот, сократилось. За это же время прекратили свою деятельность в связи с банкротством 1489 предприятий, или более 6% от всех зарегистрированных и действующих на территории Архангельской области юридических лиц.
Абстракт: Особенности применения процедур банкротства рассматриваются в аспекте принимаемых российских законов о несостоятельности начиная с 1992 года, когда вновь стал возрождаться институт несостоятельности, и до настоящего времени. Оценка влияния мирового финансового кризиса показала, что для России кризис не стал определяющим фактором массовых банкротств. Практически не изменилось положение дел в Архангельской области и в 2007–2008 годах. Количество отказов от признания должника банкротом также увеличилось – до 1498 случаев, данное явление указывает на необоснованные требования, предъявляемые кредиторами к должнику с целью провести возможный передел собственности. Результаты проведения конкурсного производства выглядят следующим образом: в 2008 году на его долю пришлось более 20 тыс. из 35 тысяч завершенных дел о несостоятельности, или 57,6%, отказано в признании должника банкротом в 520 случаях, и только 126 дел было закончено в связи с утверждением мирового соглашения.

По данным за первое полугодие 2010 года, в стадии ликвидации находилось 975 предприятий, реорганизацию проходили только 135 субъектов хозяйствования, то есть реабилитационных процедур не более 14% от ликвидационных процедур.

          ЗАДАТЬ ВОПРОС                    ЗАПРОСИТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЕ          

Источник: https://netdolgam.info/10/statistika-bankrotstva-predprijatij-v-rossii-4/

статистика банкротств предприятий

Статистика банкротств предприятий в россии

Согласно официальных сведений (аналитической записке к отчету о работе арбитражных судов в Российской Федерации, Российский статистический ежегодник и пр.), количество поступивших заявлений о признании должника банкротом (в тыс.) составляло: 40, 2 в 2010г., 33, 4 в 2011г., 40, 9 в 2012г., 31, 9 в 2013г., 42 в 2014г.

Из поступивших заявлений на долю уполномоченного органа (как известно, таким является Федеральная Налоговая Служба), пришлось: 12, 9 тыс. в 2012г., 4 тыс. в 2013г., 8, 8 тыс. в 2014г.

По статистике, где-то в 80% случаев заявления принимаются к производству, менее половины из которых доходят до принятия решения о введении процедуры банкротства – конкурсного производства.

Из завершенных дел о признании должника банкротом, по данным за 2013 год, 10 877 дел завершено в связи с завершением конкурсного производства (в том числе по 4 459 делам по упрощенной процедуре банкротства), по 11 233 делам производство было прекращено, в том числе по 585 делам – в связи с утверждением мирового соглашения (менее 3% от общего числа).

По имеющимся официальным данным по состоянию на 22.07.2015г. (форма №1А, утвержденная приказом Высшего Арбитражного Суда), на начало 2015г.

в производстве находилось 38 225 дел о банкротстве, за первое полугодие поступило ещё 21 698 заявлений о банкротстве, из которых принято к производству 18 471 заявление.

Более подробная аналитика за 2015 год отсутствует (по крайней мере, я так и не нашел). Что значат эти цифры?

Это значит, что, не смотря на посткризисное восстановление экономики России, снижения заявлений о признании должника банкротом не происходило, и из этого можно сделать вывод о том, что процесс банкротства должников никак не коррелирует с экономическим состоянием страны.

Из этого, в свою очередь, можно сделать вывод о том, что банкротство не является последствием (к примеру, последствием экономической политики государства, некомпетентности органов управления (высшего менеджмента) предприятия-должника и т.д.), обусловленного какими-то объективными факторами, а является инструментом.

Инструментом достижения целей, не всегда соответствующих тем, которые законодатель закладывал, создавая очередной законопроект.

Во-первых, если изначально предполагалось, что своевременное введение процедуры банкротства может хоть как-то помочь должнику выйти из сложившийся неблагоприятной финансовой ситуации (защита от кредиторов, чьими исполнительными действиями должник мог быть разорен, в то время как процедура банкротства могла позволить ему восстановить свою платёжеспособность, пусть и в ущерб немедленному удовлетворению требований кредиторов), банкротство сейчас не ставит перед собой цель финансового выздоровления должника, а скорее наоборот, преследует цели ликвидации и растаскивания активов банкрота. До финансового оздоровления, как и до заключения мирового соглашения, как видно из приведенной статистики, доходят редко.

Во-вторых, цель перераспределения активов убыточного предприятия между другими, более эффективными участниками рынка, также не находит своей реализации, т.к.

существующая модель реализации таких активов не позволяет добросовестным игрокам осуществить их цивилизованный выкуп на торгах по банкротству, вместо чего активы часто реализуются аффилированной должнику коммерческой структуре, т.е. остаются в одних и тех же руках.

В-третьих, в ходе процедуры банкротства часто не работают механизмы социальной защиты работников предприятия-должника. Так как выплата текущей задолженности происходит раньше оплаты заработной платы работников, недобросовестный должник (его «орган» управления) имеет возможность путем «наращивания» такой задолженности уклоняться от оплаты.

В-четвертых, в законодательстве о банкротстве (ФЗ №127 «О несостоятельности «банкротстве») одной из базовых целей являлось регулирование процесса пропорционального удовлетворения требований кредиторов.

На практике же я вижу создание фиктивной задолженности, размер которой не только не позволяет реальным кредиторам избрать кандидатуру управляющего, чем мешает им реализовывать свое право по контролю над должником и его активами, но и создает угрозу вывода средств от реализации конкурсной массы должника фиктивным кредиторам.

Из вышеизложенного читатель легко сможет сделать вывод о том, инструментом достижения каких целей служит сегодня институт банкротства.

Как видно, основной целью банкротства является его использование в противозаконных «схемах» по уходу от уплаты кредиторской задолженности перед контрагентами и уклонению от уплаты обязательных платежей.

Также, из приведенных цифр следует, что чуть меньше половины всех дел, завершенных конкурсным производством, завершены по упрощенной процедуре банкротства, что также свидетельствует о «умышленном» характере банкротства.

Чаще всего это используется в «схемах» по ликвидации маленьких фирм с относительно небольшой задолженностью в бюджет и внебюджетные фонды, и не имеющих каких-либо активов, реальных к взысканию. Такие процедуры финансируются за счет «дружественных кредиторов» и используются для так называемой альтернативной ликвидации путем реорганизации нескольких фирм-однодневок в одну, которую и готовят в последствии к банкротству.

В подтверждение своих слов приведу еще несколько статистических данных, отражающих общую динамику роста задолженности организаций поставщикам, бюджету и внебюджетным фондам (млн. руб.):

из нее
просроченная

из нее
просроченная

Задолженность государственным внебюджетным

фондам

из нее просроченная

На конец 2013г.

ЗАДАТЬ ВОПРОСЗАПРОСИТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Источник: https://netdeneg.com/42/statistika-bankrotstv-predprijatij-20/

Число банкротств в 2014 году увеличилось на 10%

Статистика банкротств предприятий в россии

В России ухудшается статистика, связанная с несостоятельностью юридических лиц: в 2014 году количество компаний, признанных банкротами, составило 14,5 тыс. Это на 10% больше, чем показатель 2013 года (13,2 тыс. компаний).

Такая статистика приводится в исследовании сервиса проверки контрагентов Kartoteka.ru, проведенном для «Известий».

Осенне-декабрьский кризис отразится в статистике позже — к лету 2015 года; сводные данные по заявлениям о банкротстве, которые может подавать как сама компания, так и ее контрагенты, пока недоступна.

— Банкротство предприятий ведется по жестким правилам, и существует очень значительный временной лаг, а признание должника банкротом — это последний акт сложного и длительного спектакля.

Драма начинается тогда, когда спектакль начинается, а не заканчивается, то есть даже не в тот момент, когда подается заявление о банкротстве, а за три месяца до этого, — объясняет Кирилл Всеволожский, председатель центральной контрольно-ревизионной комиссии «Опоры России».

— Небольшой всплеск решений о банкротстве был еще в декабре 2014 года, и это значит, что проблемы начались задолго до этого: те, кто признаны банкротом в декабре, начали процесс весной. Драматичная ситуация с курсом рубля отразится в статистике уже ближе к лету.

Наибольшее число банкротств ожидаемо приходится на Москву, по данным Kartoteka.ru, за 2014 год тут обанкрочено 1912 предприятий — по сравнению с 2013 годом это на 46% больше. На втором месте стоит Санкт-Петербург: обанкротились 638 компаний при росте в 23,4%. На третьем — Краснодарский край: 474 компании, 5-процентный прирост.

В тоже время есть и положительные примеры: в Чувашии показатель сократился на 20,6%, с 208 до 165, в Калининградской области — на 23%, со 196 до 151, в Тамбовской области — на 31%, со 144 до 99; улучшение статистики отмечено также в Республике Тыва, Чеченской Республике, Еврейской автономной области, Чукотке, Псковской области и ряде других областей и республик.

— То, что количество банкротств в целом увеличилось, свидетельствует об ухудшении экономической ситуации, — констатирует Валерий Вайсберг, директор аналитического департамента ИК «Регион». — Многие компании сейчас находятся в очень непростой ситуации.

Банкротствам в этом году способствовало то, что мы наблюдали в конце 2012 — начале 2013 года в виде замедления этапов экономического роста. Были сигналы того, что бизнес-среда ухудшается.

На банкротства повлияли повышение страховых взносов для малого бизнеса и конкуренция в условиях замедления роста экономики.

Если говорить о снижении количества банкротств в некоторых регионах, то это лишь показатель низкой экономической активности, а следовательно, база для банкротств не очень большая. Для бизнеса это не самые приоритетные регионы, и сокращать там нечего.

Впрочем, собеседник считает, что у тренда есть и позитивные аспекты.

— До поры до времени ликвидация и банкротства проходили по «серым» схемам, — рассказывает Вайсберг. — Сейчас более видимая часть ликвидации через банкротство объясняется тем, что у компаний появились нормальные публичные кредиторы типа банков или факторинговых компаний, которые процедуру не позволяют скрыть.

Большинство компаний проходят процедуру банкротства по заявлениям кредиторов, и можно сказать, что рост числа банкротств не только показатель нестабильности и падения экономики, но и показатель ее прозрачности, улучшения бизнес-среды — у предприятий появляются нормальные кредиторы, которые действуют по официальным каналом, а не «серым» схемам.

Вайсберг тоже прогнозирует, что пик банкротств придется на весну-лето 2015 года.

— Если учитывать всю нестабильность декабря и повышение учетной ставки ЦБ, можно говорить, что месяцев через 4–6 серьезно возрастет количество предприятий, не способных обслуживать долги. Также повлияло то, что у банков отзывали лицензии (более 70 за 2014 год. — «Известия»).

В этих банках проводятся ликвидационные процедуры — производится поиск и взыскание долгов, которые были образованы, но неправильно учтены. Внешние управляющие банков, например из АСВ или санирующих банков, занимаются взысканием кредитных денег должников, чьи кредиты были неправильно отражены в балансе или выведены с баланса незаконно.

В рамках этой волны уже должники банков признаются банкротами, — поясняет он.

Напомним, в декабре 2014 года началась серьезная волатильность курса рубля по отношению к международным валютам. 16 декабря Центральный банк РФ поднял ключевую ставку на 6,5 п.п. — до 17%.

В этот же день стоимость доллара на Международной валютной бирже доходила до 80 рублей, а евро — до 100 рублей.

Поднятие ключевой ставки осложнило доступ к кредитам для ряда компаний, а потому они были вынуждены закрыться.

Юрист компании «Деловой фарватер» Антон Соничев в качестве дополнительной причины роста показателя по банкротствам указал на то, что в последнее время налоговые органы стали работать гораздо продуктивнее — они выявляют гораздо больше случаев неуплаты налогов и подают соответствующие иски о банкротстве.

— Например, многие строительные компании просто не могут выплачивать все налоги, особенно на них давят НДС и налоги в Фонд оплаты труда. Поэтому компании стараются уклоняться от уплаты налогов. Это, в том числе, происходит через фирмы-однодневки.

Поэтому можно сказать, что активная борьба госведомств с фирмами-однодневками также повлияла на количество банкротств, — говорит Соничев.

— Приблизительно только 6–7% фирм после процедуры банкротства удается всё же продолжить свою деятельность, остальные, как правило, ликвидируются.

Больше всего банкротств в 2014 году произошло в сфере оптовой торговли — за год суд признал банкротами 2915 фирм-оптовиков (+18% к 2013 году). На втором месте строительные компании (2335, плюс 9%).

Значительный прирост также отмечен в розничной торговле, сфере операций с недвижимостью, среди гостиниц и ресторанов, сфере транспорта, финансового посредничества и проч.

Снизилось число банкротов, например, среди производителей продуктов, текстиля и в сфере образования.

— Происходит общее снижение активности в целом. Рынок коммерческой недвижимости ужался: многие компании закрыли свои представительства. В Москве особенно явно виден рост избыточного предложения офисных помещений.

Рынок жилой недвижимости тоже терпит спад, — рассказывает профессор НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Алексей Портанский. — На рынке недвижимости спад безусловный.

Сфера строительства также серьезно подвержена банкротству, так как дорожают строительные материалы, услуги рабочих. Более того, многие московские девелоперы нанимают иностранные строительные компании, например турецкие, с которыми заключают контракты в долларах.

И строительство, и оптовая торговля в значительной степени зависят от здоровья в кредитной сфере. Все эти факторы серьезно влияют на количество банкротств компаний, отраженных в текущей и будущей статистике.

Источник: https://iz.ru/news/581514

Банкротство российских предприятий: динамика и отраслевая структура

Статистика банкротств предприятий в россии

С.В. Матросова К.э.н., доцент кафедры ЭиСГН Филиал ФГБОУ ВПО «Московский государственный индустриальный университет» в г. Рославле, Российская Федерация Инновационная наука

№10 2015

Аннотация. В статье проанализирована статистика банкротств предприятий в России в реальном секторе экономики, исследованы аналитические данные по отраслевой структуре банкротств. Выявлены причины банкротства российских компаний, указаны приоритетные направления государственной политики.

Общая статистика банкротства предприятий и компаний на территории России говорит о повышении числа предприятий, признающих себя банкротами.

Это прямое следование ухудшения экономической ситуации на территории России и высокая волатильность на мировых рынках.

Аналитические данные показывают, что больший рост банкротства предприятий и компаний наблюдается в столичном регионе: там признаны банкротами 1900 компаний, что на 46% больше, если сравнивать с 2013 годом.

Второе место удерживает город Санкт-Петербург, на его территории признали себя банкротами примерно 600 предприятий.

В минувшем году в России наметилась тенденция увеличения числа новых арбитражных дел о корпоративных банкротствах (рисунок 1).

* Источник: Аналитическая записка к статистическому отчету о работе арбитражных судов в Российской Федерации

Количество арбитражных дел о банкротстве в 2014 году практически на треть (30,8%) выше уровня 2013 года. Если рассмотреть годовую динамику в ежемесячном разрезе, то самый большой прирост пришелся на октябрь и декабрь 2014 года, когда количество новых дел увеличилось на 56,5% и 45,9% соответственно.

Анализируя число компаний, признанных банкротами по решению суда выяснили, что за 2014 год в целом число банкротств выросло по сравнению с предыдущим годом более, чем на 10% — до 14 тыс. 514 (рисунок 2) [3, с.6].

Следует отметить, что количество рассматриваемых дел о банкротстве и количество компаний, признанных банкротами носят цикличный характер и увеличивается каждые два года.

Рост числа банкротств компаний свидетельствует об ухудшении экономической ситуации и замедлении темпов экономического роста. Анализ динамики числа банкротств среди юридических лиц в российском реальном секторе показал пятикратный рост количества банкротств в 2014 году по сравнению с 2007-2008 годами (рисунок 3).

При этом рассматриваемый период был крайне неоднородным: в период кризиса и после него (20092010 гг.

) наблюдался рост числа банкротств предприятий более, чем в три раза по сравнению с докризисным периодом. С 2011 г.

по настоящее время число банкротств среди юридических лиц в российском реальном секторе устойчиво растет. Стоит отметить, что в 2014 году количество банкротств превысило пик 2010 г.

На протяжении всего периода с 2007 по 2014 гг. в отраслевой структуре банкротств среди юридических лиц преобладают предприятия обрабатывающей промышленности — их доля составляет в среднем около 60% от общего числа предприятий-банкротов в реальном секторе. На втором месте — сельское и лесное хозяйство (16%), на третьем — электроэнергетика (14%) — рисунок 4.

Как показал анализ, отраслевая структура банкротства достаточно стабильна, хотя кризис 2009-2010 гг. оказал на неё некоторое влияние. Увеличилась доля банкротств предприятий обрабатывающей промышленности, при этом заметно сократилась доля банкротств в электроэнергетике (почти в два раза), и в таких отраслях, как сельское хозяйство, добывающее производство и рыбное хозяйство.

Так как обрабатывающая промышленность является лидером по числу банкротств, рассмотрим ее более подробно (рисунок 5).

Лидерами по количеству предприятий-банкротов в среднем за период 2009-2014 гг. среди отраслей обрабатывающей промышленности являются пищевая промышленность, производство прочих неметаллических минеральных продуктов, производство машин и оборудования, а также металлургия.

Их доля составляет более 60 % от общего числа банкротств среди обрабатывающих предприятий. Среди названных отраслей по доле обанкротившихся предприятий устойчиво лидирует пищевая промышленность. Если в кризис 2009-2010 гг.

на её долю приходилось около четверти от числа банкротов среди обрабатывающих компаний, то уже в 2011-2012 гг. произошел рост до 27%, а к концу периода — до 30%. В секторе производства прочих неметаллических минеральных продуктов за рассматриваемый период доля банкротств сократилась (с 13% до 11%).

В остальных отраслях наблюдаются колебания, то есть трудно говорить об устойчивой динамике показателей.

С нашей точки зрения, к числу значимых факторов банкротства предприятий можно отнести:

  • рост уровня долговой нагрузки;
  • снижение спроса и оборачиваемости активов;
  • ухудшение финансового состояния в отрасли в целом;
  • ухудшение условий кредитования.

Подводя итоги и оценивая ситуацию в целом, следует отметить, что в периоды нестабильности экономики России увеличивается число банкротств предприятий. Считаем, что одним из приоритетов государственной экономической политики должно являться «оздоровление» и улучшение бизнес-среды и инвестиционного имиджа страны.

Список использованной литературы:

Источник: http://1fin.ru/?id=1047

Число банкротств в РФ скатилось с пика. Обзор

Статистика банкротств предприятий в россии

Есть обновление от 16:41 →

Банкротства пришли в средний класс россиян

Москва. 5 октября. INTERFAX.RU — Ситуация с корпоративными банкротствами в России по-прежнему отражает околостагнационное состояние экономики, отмечают эксперты.

Но свежая статистика говорит также о росте, хотя и небольшом, эффективности процедур несостоятельности.

Дальнейшее реформирование законодательства о банкротстве может закрепить и даже углубить намечающиеся тенденции, считают эксперты.

Кредиторам вернулось больше денег

За девять месяцев 2018 года российские компании-банкроты вернули кредиторам 68,8 млрд рублей — 6,4% от сумм, включенных в реестры требований, свидетельствуют данные отчетов о завершении конкурсного производства, раскрытых арбитражными управляющими в «Федресурсе» (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, fedresurs.ru).

По сравнению с аналогичным периодом прошлого года кредиторы получили на 14,3% больше средств, а в расчете на одну завершенную процедуру банкротства должники вернули в среднем 13,48 млн рублей — на 5% больше, чем за аналогичный период 2017 года (здесь и далее, если не указано иное, говорится о девяти месяцах 2018 года и аналогичном периоде прошлого года — ИФ). Доля удовлетворенных требований кредиторов по отношению к сумме включенных в реестры несколько увеличилась — с 6,3% до 6,4%.

«Управляющие более активно оспаривают сделки должников, что способствует росту объема конкурсной массы», — отмечает руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин. В январе-сентябре 2018 года управляющие подали на 20% больше заявлений о признании сделок должника недействительными — 5937. Суды удовлетворили 41% таких заявлений (в январе-сентябре 2017 года — 43%).

Впрочем, руководитель правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский считает, что сейчас управляющие оспаривают сделки только в самых очевидных случаях или под нажимом кредиторов.

«Ситуация изменится с принятием законопроекта, в котором предусмотрена десятина (10% — ИФ) от поступлений в результате оспаривания сделок должника, — отмечает Эдуард Олевинский. — Она пойдет управляющему и привлеченным им специалистам».

Комитет Госдумы по природным ресурсам в июле 2018 года рекомендовал принять это предложение при втором чтении законопроекта о реструктуризации долгов при банкротстве.

Старший юрист группы по разрешению споров международной юридической фирмы Baker McKenzie Павел Новиков согласен с тем, что управляющие станут более мотивированными. Но не факт, что оспаривание сделок должника всегда будет приносить деньги управляющим.

«Закон наделяет кредиторов возможностями самим оспаривать сделки.

Следовательно, не все кредиторы с энтузиазмом воспримут перспективу отдавать часть взысканного управляющим, так как эти денежные средства могли бы достаться в большем объеме им самим», — добавляет Новиков.

Пока же вознаграждения управляющих и привлеченных ими лиц уменьшаются. В среднем на одно завершенное дело они сократились на 14% до 844,6 тыс. рублей, а в процентном отношении к размеру выплат кредиторам — с 7,6% до 6,3%.

Околостагнационная стабильность

Рост количества банкротств компаний между тем практически прекратился. За девять месяцев 2018 года суды приняли 9680 решений о несостоятельности юридических лиц — только на 0,1% больше. А в III квартале 2018 года количество банкротств и вовсе снизилось на 6% по сравнению с тем же периодом прошлого года — до 3054.

«Тот факт, что количество банкротств вернулось на уровень годичной давности после пика в конце 2017 года (3875 в IV квартале 2017 года — ИФ), объясняется околостагнационным состоянием экономики», — отметил замгендиректора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Владимир Сальников.

Риски сейчас сконцентрированы в отраслях, ориентированных на инвестиционный спрос — строительных секторах, машиностроении, — а также воздушном транспорте, отмечает Сальников. «Там ситуация стабильно напряженная, — сказал он. — В сырьевых секторах, напротив, все хорошо».

Среди юрлиц, находящихся сейчас в процедуре конкурсного производства, по данным аналитической системы «СПАРК-Интерфакс» на 28 сентября 2018 года, больше всего строительных компаний — 6897 (21% от общего числа).

Имущества находят больше

Компании, завершившие процедуру банкротства в период с начала этого года, были более «обеспеченными», чем ранее. Средний размер стоимости выявленного имущества должников, по данным инвентаризации, раскрытым в отчетах, вырос на 21% до 94,21 млн рублей. По словам Юхнина, этим также может объясняться чуть более высокий возврат средств кредиторов.

Средняя сумма включенных в реестры требований выросла в существенно меньшей степени — на 5% до 212,12 млн рублей.

Тем не менее, объем требований кредиторов более чем вдвое превышает размер имущества должников уже на этапе инвентаризации, а на торгах имущество продают еще дешевле: сумма выручки по их итогам была в шесть раз меньше, чем общий размер инвентаризированного имущества. В среднем на одно дело выручка составила 15,94 млн рублей.

Положение может исправить изменение законодательства, отмечают эксперты. «Англо-голландский аукцион, то есть возможность понижения и повышения цены в ходе одной сессии, сократил бы сроки процедур банкротства очень существенно — на полгода.

Сейчас все это время нереализованное имущество должника дешевеет, а бизнес должника, который мог бы возродить покупатель имущества, погибает», — говорит Олевинский.

Но соответствующий законопроект, разработанный Минэкономразвития, уже несколько лет находится в стадии межведомственного согласования.

Кредиторы — основные инициаторы банкротств

В структуре заявителей в делах о банкротстве компаний, по данным «Федресурса», по-прежнему преобладают кредиторы.

В делах, инициированных в первые три квартала 2018 года, они выступили в этой роли в 76% случаев, еще в 14% это был уполномоченный орган и в 9% — сами должники.

Годом ранее распределение отличалось несильно: в 81% случаев инициаторами банкротства выступали кредиторы, в 8% — уполномоченный орган и в 10% — сами должники.

Похожая структура инициаторов банкротства прослеживается по обязательным публикациям в «Федресурсе», которые с 1 января 2018 года должны делать не только кредитные организации. С начала года кредиторы опубликовали 18213 сообщений о намерении обратиться в суд с заявлением о банкротстве (72%), уполномоченные органы — 5451 (22%), а сами должники — 1564 (6%).

Примерно две трети намерений выливались в реальные банкротства. Так, в отношении 63% должников, указанных в соответствующих сообщениях в период с января 2015 года по декабрь 2017 года, впоследствии была введена процедура конкурсного производства, следует из статистики «Федресурса».

«Большая часть недошедших до суда угроз кредиторов обанкротить должника кончается расчетами с кредитором, — говорит Олевинский. — Должники имели возможность погасить долг, просто не торопились делать это, пока не завершился процесс судебного взыскания». Кредиторы, в свою очередь, по его словам, вынуждены были перед подачей заявления о банкротстве должника «просуживать» задолженность.

«В ряде случаев это ведет к погашению долга без введения процедуры банкротства. В ином случае — затягивает начало процедуры», — констатирует Олевинский.

По его словам, очевидно, что требование закона об обязательном наличии вступившего в законную силу решения суда о взыскании нужно устранить хотя бы для бесспорных долгов, как это сделано для банков и налоговых органов.

«Тогда кредиторы получат удовлетворение раньше, а у должников будет меньше соблазна для злоупотреблений», — уверен Олевинский.

Практика публикации сообщений о намерении подать заявление о банкротстве дала новые возможности кредиторам. «Эти сообщения стали использоваться как инструмент давления», — говорит Новиков.

Раньше, по его словам, в целях погашения задолженности часто использовали подачу в суд заявлений о банкротстве. Должник часто понимал сигнал и платил. «Задолженность погашалась до принятия решения судом о введении наблюдения, и банкротство не начиналось», — отмечает Новиков.

Закон и стандарты для реабилитации

Реабилитационные процедуры (внешнее управление и финансовое оздоровление) суды вводят все реже. Число таких процедур снизилось до 240 с 302 при примерно стабильном, как уже отмечалось, количестве новых дел о банкротстве.

Увеличению числа попыток реабилитации, по мнению экспертов, будут способствовать вступление в силу законопроекта о реструктуризации долгов (принят в первом чтении в декабре 2017 года), так и внедрение разработанного Российским союзом саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (РССОАУ) стандарта финансового анализа должника (этот документ находится на утверждении в Минэкономразвития).

«Применение стандарта поможет выявить не только последствия кризиса на предприятии-должнике — негативные изменения активов и пассивов, появление убытков, неплатежеспособности, но и внешние и внутренние факторы, приведшие к неудачам, обосновать условия, при которых предприятие может возродиться», — говорит один из разработчиков стандарта, доцент кафедры финансового менеджмента факультета госуправления МГУ Ольга Львова. По ее словам, в случае целесообразности проведения ликвидационных процедур, применение стандарта поможет осуществить их быстрее, а также точнее определить стоимость имущества должника и размер конкурсной массы.

«Положительным может быть дифференцированный подход к должникам.

Например, при новом подходе к финанализу управляющий должен будет готовить его в расширенном виде для тех должников, которые способны восстановить свою платежеспособность и продолжить свою коммерческую деятельность», — отмечает Новиков. Такой подход, по его словам, может дать стимул для выработки кредиторами, должником и управляющим совместного подхода по реабилитации компании.

Источник: https://www.interfax.ru/business/632125

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Статистика банкротств предприятий в россии

Ермохин Сергей Купить фото

Всего в стране за 9 месяцев текущего года число судебных решений о несостоятельности юридических лиц составило 9680 штук. По отношению к аналогичному периоду 2017 года оно увеличилось лишь на 0,1%, следует из статистики Федресурса (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, fedresurs.ru).

В Петербурге динамика близкая — рост на 2%, до 539 банкротств.

Как считает Наталья Колерова, адвокат, руководитель проектов адвокатского бюро «S&K Вертикаль», те, кто хотел запустить процедуры банкротства — как кредиторы, так и должники, — сделали это в предшествующие периоды, поэтому в настоящий момент нет резкого увеличения количества банкротных процедур.

«Кроме того, до сих пор количество банкротств, в которых денежных средств должников не хватает для их обеспечения, достаточно, а у самих кредиторов фонды для финансирования таких процедур зачастую исчерпаны либо отсутствуют как таковые», — добавляет она.

«Как нам неоднократно заявляли в 2017 году, российская экономика достигла дна. Действительно, огромное количество предприятий и компаний оказались на грани банкротства, это для бизнеса и есть дно.

Вероятно, именно поэтому 2018 год по сравнению с годом прошлым обеспечил себе относительно неплохую статистику», — делится предположением Валерий Зинченко, управляющий партнер коллегии адвокатов Pen&Paper.

Доля кредиторов

По общероссийской статистике, доля удовлетворенных требований кредиторов по отношению к сумме включенных в реестры требований несколько увеличилась — до 6,4% в январе–сентябре 2018 года против 6,3% в 2017 году.

Карина Епифанцева, партнер Апелляционного центра, считает эту статистику лукавой.

«Статистика удовлетворенных требований складывается благодаря делам, где по тем или иным причинам бенефициар принимает решение погасить реестр требований  с целью прекращения дела о банкротстве, — говорит она. — За этот год у нас было два подобных кейса.

Также было удовлетворение реестра на 70% путем заключения мирового соглашения. Но подавляющее большинство процедур остаются с процентом погашения, стремящимся к нулю. Поэтому говорить об общей тенденции, что в среднем в каждой процедуре кредиторы получают 6%, некорректно».

«Рост удовлетворенных требований кредиторов напрямую связан с институтом привлечения к субсидиарной ответственности руководителей и контролирующих компанию лиц, — констатирует Валерий Зинченко. — Наблюдая, как лихо он стал применяться на практике, можно прогнозировать такой рост и в дальнейшем.

С другой стороны, уголовно–правовой рычаг, который к месту и не к месту применяется для возврата кредиторской задолженности, вряд ли может сильно повлиять на рост удовлетворения требований, так как мало кто умеет его применять верно, а неверное его применение зачастую порождает ситуацию, когда бизнес оказывается разрушен, контролирующие лица — обескровлены и стороны спора уже не могут найти разумный компромисс, а уголовное дело продолжает жить своей собственной жизнью».

Наталья Колерова полагает, что предпосылки для роста доли удовлетворенных требований кредиторов в ближайшим будущем есть, потому что, во–первых, крупные кредиторы, не банки, все чаще стали обеспечивать свои требования залогом имущества должника.

Кроме того, развитие судебной практики привело к тому, что кредиторы стали занимать все более активные позиции в делах о несостоятельности и возражать против требований аффилированных кредиторов, участвовать в обжаловании сделок и привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Законодатель и судебная практика только расширяют количество механизмов, посредством которых появляется возможность наполнить конкурсную массу и дотянуться до бенефициаров и скрытых активов».

Строители лидируют

В отраслевой структуре компаний, находящихся в процедуре конкурсного производства, больше всего, 21%, строительных организаций. По данным информационной системы «СПАРК–Интерфакс» на 28 сентября 2018 года, таких строителей 6897.

В Петербурге в отраслевой структуре банкротов тоже лидируют строители. «Отраслевая структура компаний–банкротов в 2018 году в целом не изменилась, — отмечает Сергей Бакешин, руководитель практики разрешения споров и банкротства Maxima Legal. — Преобладают все так же компании из строительной отрасли.

Вместе с тем можно отметить увеличение количества банкротящихся банков и автодилеров. Поскольку и тех и других на рынке намного меньше, чем, например, строительных компаний или компаний, занимающихся оптовой торговлей, то рост числа их банкротств слабо влияет на общее количество компаний–банкротов.

Но на статистику в соответствующей отрасли эти банкротства влияют сильно».

«Лидирует стройка, как и в прошлом году, — подтверждает Карина Епифанцева. — Появилась процедура банкротства управляющей компании. Видимо, в дальнейшем мы будем наблюдать такую тенденцию среди УК: перевод жильцов на прямые договоры с ресурсниками не мог пройти бесследно».

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2018/10/09/Kolichestvo_bankrotstv_sta

Личный юрист
Добавить комментарий