Судебные расходы в деле о банкротстве

Кс рф пояснил, когда налоговые органы не вправе взыскивать судебные расходы и расходы на вознаграждение арбитражному управляющему только с директора компании-банкрота

Судебные расходы в деле о банкротстве

Налоговики часто инициируют банкротство компаний. Причем независимо от того, хватит имущества банкрота для погашения судебных расходов или нет. Практика сложилась таким образом, что налоговые органы потом взыскивают судебные расходы с директоров.

КС РФ высказался против такого подхода в постановлении от 05.03.2019 № 14-П.

При взыскании судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему в качестве убытков налогового органа, инициировавшего дело о банкротстве, суд должен установить все элементы состава гражданского правонарушения, совершенного руководителем должника, а также оценить разумность и осмотрительность действий лиц, которые повлияли на возникновение и размер расходов по делу о банкротстве. То есть действий руководителя должника, иных контролирующих должника лиц, уполномоченного органа, арбитражного управляющего и других.

КС РФ опубликовал постановление от 05.03.2019 № 14-П в связи с жалобой гражданина В.А. Нужина. В нем он пояснил, что не всегда налоговый орган, инициировавший банкротство компании, вправе требовать все судебные расходы и расходы на вознаграждение арбитражному управляющему с директора, который не подал заявление о банкротстве.

Суть спора

Налоговый орган подал в арбитражный суд заявление о признании компании банкротом. Такое заявление должен был подать ее директор, но он этого не сделал. Суд признал компанию банкротом. После окончания конкурсного производства непогашенными остались почти 3,7 млн руб. задолженности.

Вознаграждение арбитражному управляющему было выплачено лишь частично. У банкрота не оказалось имущества, за счет которого можно было бы возместить расходы по делу о банкротстве и вознаграждение арбитражному управляющему за три года в размере 656 000 руб.

Поэтому арбитражный управляющий потребовал эту сумму с налогового органа как с заявителя по делу о банкротстве. Суд удовлетворил его заявление. После этого взысканную сумму налоговый орган потребовал с руководителя компании-банкрота. Первая инстанция и апелляция удовлетворили это требование.

В передаче дела в кассационную инстанцию было отказано.

Рассмотрение дела в КС РФ

Бывший директор должника обратился в КС РФ. Он требовал проверить на соответствие Конституции РФ ст. 15, п. 1 ст. 200 и ст. 1064 ГК РФ, подп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ, абз. 2 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10 и п. 3 ст. 59 Федерального закона от 26.10.

2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

Представитель заявителя отмечал в КС РФ, что у директора компании-банкрота не было юридического образования, он имел только опыт в строительстве и был назначен на должность директора в период, когда в компании уже имелись проблемы, о чем он не знал.

Также суды, взыскивая с директора судебные расходы, применили нормы не о субсидиарной ответственности лиц, на которых возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления о банкротстве, а о возмещении убытков по ст. 15 ГК РФ.

Еще представитель настаивал на незаконности такого подхода, когда налоговики инициируют банкротство, зная, что имущества не хватит. Получается, что налоговые органы подают заявление на банкротство компании, несколько лет судятся, а потом возлагают судебные расходы на руководителя должника. При этом самого директора к рассмотрению дела не привлекают, он не может влиять на его рассмотрение и предвидеть судебные расходы.

Цитируем представителя

Как можно пять лет вести процедуру банкротства, каждый раз продлевая срок конкурсного производства? И налоговая служба при этих продлениях никак не возражает, не просит остановить это производство и никак не оценивает работу самого арбитражного управляющего А потом нашелся такой инноватор, который говорит: «А давайте мы эти расходы возложим на руководителя должника».

Запись выступления представителя заявителя на www.ksrf.ru.

Субсидиарная ответственность

За нарушение обязанности подать заявление о признании компании банкротом предусмотрена субсидиарная ответственность лиц, на которых возложена такая обязанность. При этом расходы, необходимые для проведения процедур банкротства, не учитываются при определении размера субсидиарной ответственности руководителя должника (п. 14 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.

2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»).

Таким образом, специально закрепленная законодательством о банкротстве субсидиарная ответственность, выступающая следствием неисполнения руководителем должника обязанности подать заявление должника в суд, предусмотрена лишь по обязательствам должника, возникшим в указанный период.

В то же время ситуация, когда с заявлением о банкротстве должен был обратиться руководитель, но из-за того, что он этого не сделал, инициировать банкротство пришлось налоговому органу, может создавать формальные предпосылки для привлечения к гражданско-правовой ответственности руководителя должника.

Хотя сам по себе факт замещения должности руководителя компании должника не может расцениваться как безусловно подтверждающий противоправность и виновность его поведения. Возникновение у налогового органа расходов, связанных с делом о банкротстве, не может автоматически признаваться следствием противоправного поведения руководителя должника.

В частности, неподача руководителем должника заявления о банкротстве может быть обусловлена конкретными обстоятельствами деятельности компании.

То, что вся ответственность за неподачу заявления должника не может в любом случае возлагаться исключительно на его руководителя, фактически признал и законодатель. В частности, в 2017 г. в ст. 9 Закона о банкротстве появился п. 31 об обязанности иных контролирующих должника лиц подать заявление о признании его банкротом в случае, если такое заявление не было подано руководителем.

Исходя из этого, КС РФ указал, что нельзя все убытки в виде судебных расходов автоматически перекладывать только на директора.

Обязанность налогового органа подать на банкротство

При неисполнении должником обязанности по подаче заявления на банкротство налоговый орган принимает решение о направлении такого заявления в суд самостоятельно. Об этом сказано в постановлении Правительства РФ от 29.05.

2004 № 257 «Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве».

Но это не значит, что налоговый орган обязан подавать заявление о банкротстве в любом случае, то есть даже когда очевидно, что имущества должника недостаточно для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему. Процедура банкротства не должна возбуждаться лишь для формальной реализации функции налогового органа.

Таким образом, налоговый орган вправе отказаться от обращения в суд с заявлением о признании должника банкротом, если такое обращение не приведет к должному экономическому эффекту и лишь вызовет напрасные расходы.

При этом если налоговый орган заявил о наличии у компании имущества, достаточного для погашения расходов по делу, но это не подтвердилось, то суд должен учитывать факты несоответствия инициирования процедуры банкротства требованиям разумности и осмотрительности.

Также КС РФ отметил, что неисполнение руководителем должника обязанности подать заявление о признании должника банкротом в суд само по себе еще не влечет неизбежных расходов налогового органа.

Возникновение таких расходов связано как с инициативным поведением самого этого органа, адекватностью оценки им финансового состояния должника, так и с действиями и решениями иных лиц, в том числе арбитражного управляющего.

Поэтому оценку достаточности имущества должника для покрытия расходов по делу о банкротстве — как на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом, так и в ходе рассмотрения дела (и прежде всего в процедуре наблюдения), должен проводить не только заявитель по делу, но и суд, а также арбитражный управляющий. Это можно расценивать как меру, призванную не допустить возникновения убытков, в том числе при обращении уполномоченного органа, у РФ, в связи с процедурой банкротства.

Соответственно, возложение таких убытков в полном объеме на руководителя банкрота, если они возникли (увеличились) из-за ненадлежащих действий (бездействия) других лиц, не отвечало бы критериям справедливости и соразмерности.

Без исследования обстоятельств, подтверждающих или опровергающих разумность и осмотрительность действий (бездействия) всех лиц, которые повлияли на возникновение и размер расходов по делу о банкротстве (самого руководителя должника, иных контролирующих должника лиц, уполномоченного органа, арбитражного управляющего и других), невозможно однозначно установить, что возникновение убытков у налогового органа связано исключительно с противоправным поведением руководителя должника, которое выразилось в неподаче заявления о признании должника банкротом.

Принять к сведению

На следующий день после принятия КС РФ постановления от 05.03.2019 № 14-П Президиум ВС РФ утвердил документ под названием «Отдельные вопросы, связанные с применением Закона о банкротстве». В нем есть в том числе ответы на вопросы, связанные с взысканием судебных расходов с директора налоговым органом, который инициировал банкротство компании.

Если уполномоченный орган не приложил к заявлению о признании компании банкротом доказательства, подтверждающие наличие имущества для покрытия расходов по делу о банкротстве или вероятность обнаружения такого имущества, то суд должен оставить заявление без движения с последующим возвращением. Документами, подтверждающими отсутствие денег для возмещения расходов, могут быть:

  • акты пристава о невозможности взыскания по основаниям, предусмотренным подп. 3 и 4 ч. 1 ст. 46 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»;
  • справки налогового органа об отсутствии у него сведений об имуществе должника, полученных в порядке межведомственного информационного взаимодействия из Росреестра и т.д.;
  • выписки по операциям на счетах, по вкладам (депозитам) организаций в банках, справки о переводах электронных денежных средств, указывающие на отсутствие остатка по счетам и несовершение по ним операций в течение длительного времени;
  • сведения о непредставлении организацией бухгалтерской или налоговой отчетности.

Если в деле имеются такие документы, а уполномоченный орган не представил доказательства, обосновывающие обратное, суд вернет заявление о признании должника банкротом.

В мотивировочной части определения он укажет в качестве основания для возвращения отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение банкротства.

Если отсутствие имущества обнаружится после принятия к производству заявления о признании должника банкротом, суд вынесет определение о прекращении производства по делу.

Принятие определения о возвращении заявления уполномоченного органа о признании компании банкротом или о прекращении производства по делу о банкротстве, возбужденному по заявлению уполномоченного органа (из-за отсутствия денег), является самостоятельным основанием для признания недоимки, задолженности по пеням и штрафам безнадежными к взысканию.

Суды должны учитывать, что такое списание задолженности само по себе не препятствует последующей подаче налоговым органом в общеисковом порядке заявления о привлечении лица, контролирующего должника, к ответственности по списанным обязательствам и не может служить единственным основанием для исключения списанной задолженности из общего размера ответственности контролирующего лица.

Кроме того, если после возвращения такого заявления будут выявлены скрываемое имущество должника или иные обстоятельства, указывающие на возможность поступления имущества в собственность должника (например, посредством фактического получения имущества через процедуру оспаривания сделок), которые не были и не могли быть достоверно известны уполномоченному органу, по его заявлению определение о возвращении заявления (о прекращении производства по делу) может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам.

Источник: //www.eg-online.ru/article/395524/

Граждан заставят оплачивать судебные расходы при процедуре банкротства

Судебные расходы в деле о банкротстве

Во вторник пленум Верховного суда России принял постановление, объясняющее тонкости процедуры банкротства граждан. Например, человек, желающий начать процедуру, должен будет положить на депозит средства для оплаты услуг арбитражного управляющего.

Также гражданину придется доказать, что его имущества будет достаточно для оплаты судебных расходов. Условия жесткие. Но иначе быть не может. Процедура личного банкротства призвана спасать граждан от долговой петли в самых тяжелых и безнадежных ситуациях.

С человека спишут непосильные долги, но ему придется отдать все, что имеет, кроме самого необходимого.

В Томске подано первое заявление о признании физлиц банкротами

Напомним, что закон, разрешающий банкротство физических лиц, вступил в силу с 1 октября. В первые же дни в арбитражные суды поступили сотни исков. Как рассказывают юристы-практики, утром 1 октября в Арбитражный суд города Москвы даже выстроилась очередь в канцелярию.

Юристы предположили, не в банкротстве ли дело, и, похоже, были правы. К обеду в суде сообщили, что туда были поданы более сотни заявлений. Возможно, это был ажиотаж первого дня. По словам очевидцев, очередь исчезла в тот же день, и с тех пор ее не видели.

А заявления о банкротстве продолжают поступать уже в спокойном режиме.

500 тысяч рублей — такова минимальная сумма долга, при которой может начаться процедура банкротства гражданина

Интересно, что среди кандидатов в банкроты оказались даже предприниматели-миллиардеры и в целом богатые знаменитые люди. Правда, заявления подавали не они сами, а банки, которые по каким-то причинам очень недовольны этими людьми. Ведь по закону, подать соответствующее заявление может и сам человек, и его кредиторы.

Советник Федеральной палаты адвокатов России Василий Раудин в беседе с корреспондентом «РГ», заметил, что очереди и многочисленные заявления, скорее всего наплыв первых дней.

«Хотя представляется, что некоторое время тенденция сохранится, а дальнейшая популярность банкротства граждан будет зависеть от эффективности процедур, введенных в этом году», — сказал он.

Эксперты, кстати, долго спорили, насколько популярной будет новая процедура. Сейчас споры закончены, настала пора наблюдать. Скоро сами все увидим.

«Вообще, даже если предположить, что будет подано 3 с лишним миллиона заявлений о банкротстве граждан, в этом ничего удивительного не будет. Это примерно 2,5 процента населения России.

Сейчас такой же процент российских компаний находится в банкротстве, — говорит Василий Раудин. — В целом не будет ничего странного в том, что более половины дел о банкротстве в России будет делами о банкротстве граждан.

В США, например, порядка 85 процентов банкротных дел это дела о банкротстве граждан в связи с потребительским кредитованием».

В России заработал закон о банкротстве физлиц

По мнению экспертов, исков о банкротстве состоятельных граждан немного. Если взять процент банкротств известных компаний и процент банкротств известных граждан, то компаний будет больше.

Правда, каждая громкая фамилия кандидата в банкроты вызывает резонанс, а две таких фамилии — это уже целая буря в медийном океане.

По словам экспертов, банкротство состоятельного гражданина обусловлено, как правило, тем, что в какой-то период времени долги его бизнеса оказались на нем, а не на его компаниях. Так что это просто формальный момент, не более того.

Сама же процедура банкротства — дорогое удовольствие для человека.

Пленум Верховного суда подтвердил, что судебные расходы по делу о банкротстве должника, в том числе расходы на уплату госпошлины, на опубликование сведений в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве должника, и расходы на выплату вознаграждения финансовому управляющему относятся на имущество должника и возмещаются за счет этого имущества вне очереди. Если средств недостаточно, процедура банкротства может быть прекращена на любой стадии.

Личные последствия, которые несет гражданин-банкрот, довольно строгие, но логичные. Само собой, портится его кредитная история. Банк вправе знать, кому он дает деньги и каковы шансы получить их назад. Гражданин-банкрот в течение пяти лет не сможет вновь самостоятельно инициировать собственное банкротство. Иначе недобросовестные граждане делали бы новые долги и «обнуляли» их каждый год.

Также вчера пленум Верховного суда одобрил законопроект, разрешающий рассматривать дела о банкротстве граждан по видео-конференц-связи: для этого арбитражные суды смогут связываться с районными судами общей юрисдикции.

Источник: //rg.ru/2015/10/14/bankrot.html

​Верховный суд указал на ошибки при взыскании судебных расходов

Судебные расходы в деле о банкротстве
Ошибки судов двух инстанций при разрешении спора, касающегося взыскания сумм судебных расходов, проанализировал Верховный суд РФ в новом квартальном обзоре судебной практики (об этом 194-страничном документе читайте также на Legal.Report здесь, здесь и здесь).

В разделе, посвященном практике судебной коллегии по экономическим спорам, ВС, в частности, отмечает: если причиной отсутствия у должника средств, достаточных для погашения судебных расходов, явились неправомерные виновные действия арбитражного управляющего, заявитель по делу о банкротстве, выплативший соответствующие суммы, вправе потребовать возмещения своих убытков с арбитражного управляющего. Исковая давность по такому требованию исчисляется с момента, когда заявитель объективно имел возможность получить информацию о совокупности фактов: о противоправном расходовании управляющим конкурсной массы, о недостаточности оставшейся конкурсной массы для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему и предъявлении заявителю требования о компенсации названных расходов за его счет.

Определением арбитражного суда, вынесенного в рамках дела о банкротстве артели, признаны незаконными действия конкурсного управляющего должника, выразившиеся в необоснованном завышении в 2010 году текущих расходов на оплату услуг привлеченного управляющим общества.

Определением арбитражного суда в 2014 году конкурсному кредитору – заявителю в деле о банкротстве (далее – заявитель) – отказано во взыскании с конкурсного управляющего в конкурсную массу артели убытков, причиненных указанными действиями, ввиду пропуска срока исковой давности.

После завершения конкурсного производства определениями арбитражного суда в 2015 году с заявителя взысканы расходы по делу о банкротстве: вознаграждение конкурсного управляющего и вознаграждение привлеченных им третьих лиц. Заявитель возместил данные расходы.

Ссылаясь на то, что конкурсная масса уменьшилась на сумму убытков, причиненных неправомерными действиями арбитражного управляющего, что стало причиной нехватки средств для возмещения судебных расходов, заявитель обратился в арбитражный суд с иском к арбитражному управляющему о взыскании сумм выплаченных заявителем судебных расходов.

В возражениях на иск арбитражный управляющий сослался на пропуск истцом срока исковой давности.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены. Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного суда округа, в удовлетворении исковых требований отказано ввиду пропуска истцом срока исковой давности. Суды пришли к выводу, что причиной убытков истца являются действия ответчика, совершенные в 2010 году.

Судебная коллегия ВС РФ отменила постановления суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции по следующим основаниям.

По общему правилу п. 1 ст. 200 ГК РФ начало течения срока исковой давности зависит, прежде всего, от того, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Следовательно, для правильного определения начала течения срока исковой давности необходимо определить, какое именно право обращающегося за судебной защитой лица нарушено в том или ином случае.

Моменты получения истцом (заявителем) информации об определенных действиях ответчика и о нарушении этими действиями его прав могут не совпадать. При таком несовпадении исковая давность исчисляется со дня осведомленности истца (заявителя) о негативных для него последствиях, вызванных поведением нарушителя.

Обращаясь с заявлением о возмещении убытков в рамках дела о банкротстве артели в 2014 году, заявитель, действуя в интересах гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов, полагал, что в результате необоснованного завышения текущих расходов на оплату услуг привлеченного лица пострадали интересы данного сообщества, что выразилось в невозможности наиболее полного погашения требований кредиторов.

Предъявляя иск по настоящему делу, заявитель преследовал защиту другого материального интереса, заключающегося в минимизации собственных расходов, – судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему, отнесенных на заявителя на основании п. 3 ст. 59 Закона о банкротстве как на кредитора с особым статусом.

Заявитель по делу о банкротстве объективно имеет интересы, выходящие за рамки интересов обычного кредитора. Так, основной интерес кредитора состоит в получении из конкурсной массы денежных средств в счет погашения обязательства должника (интерес в приросте имущества кредитора за счет конкурсной массы).

Интерес же заявителя по делу о банкротстве, помимо этого, состоит и в том, чтобы на него не были переложены негативные последствия нехватки у должника средств на финансирование процедур несостоятельности (интерес в недопущении уменьшения имущественной массы заявителя в результате инициирования им дела о банкротстве).

О нарушении права заявителя по делу о банкротстве (о посягательстве на уже имеющееся у заявителя имущество) последний должен узнать в момент, когда он объективно имел возможность получить информацию о совокупности фактов: о противоправном расходовании управляющим конкурсной массы, о недостаточности оставшейся конкурсной массы для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему и о предъявлении заявителю требования о компенсации названных расходов за его счет.

Следовательно, оснований для признания срока исковой давности пропущенным по мотивам, приведенным судами апелляционной инстанции и округа, не имелось.

В рассматриваемом случае в цену иска заявитель включил два вида своих затрат: во-первых, суммы, взысканные с него в пользу арбитражного управляющего в качестве его вознаграждения; во-вторых, суммы, взысканные с уполномоченного органа в пользу лиц, привлеченных для обеспечения проведения процедур банкротства.

В отношении первого вида затрат судебная коллегия ВС отмечает следующее.

Если возложение на заявителя по делу о банкротстве расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему вызвано неправомерным расходованием самим арбитражным управляющим конкурсной массы, по общему правилу, защита соответствующего права (интереса) заявителя должна осуществляться через подачу им возражений со ссылкой на недопустимость извлечения управляющим преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ). Такие возражения должны быть поданы заявителем и рассмотрены судом при разрешении ходатайства арбитражного управляющего о взыскании вознаграждения с заявителя по делу о банкротстве.

Применительно к настоящему делу заявитель после завершения конкурсного производства в отношении артели при разрешении требования о взыскании вознаграждения конкурсного управляющего мог возражать против возложения на него данных расходов в пределах сумм причиненных конкурсным управляющим убытков, указывая на необходимость отказа в удовлетворении требования управляющего.

По смыслу разъяснений, изложенных в абзаце третьем п. 5 Постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 25 декабря 2013 г.

№ 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве», если вопрос (возражение) о снижении вознаграждения арбитражного управляющего не был рассмотрен судом при установлении соответствующего вознаграждения, участвующее в деле о банкротстве лицо вправе потребовать от управляющего возврата соответствующей части выплаченной ему суммы. Таким образом, в этой части не исключалась возможность предъявления заявителем иска о возврате управляющим суммы вознаграждения заявителю.

В отношении второго вида затрат судебная коллегия ВС исходит из следующего.

При рассмотрении обособленных споров о взыскании с уполномоченного органа в пользу третьих лиц вознаграждения за услуги, оказанные ими в процедурах банкротства, заявитель в качестве возражения в принципе не мог ссылаться на внутренние отношения кредиторов с арбитражным управляющим, касающиеся предыдущего расходования конкурсной массы (п. 3 ст. 308 ГК РФ). Поэтому в данной части в рамках упомянутых обособленных споров расходы в любом случае подлежали взысканию с заявителя. При этом такое взыскание не освобождало виновное лицо от выплаты заявителю компенсации в возмещение возникших убытков.

Таким образом, заявленное в настоящем деле требование о возврате управляющим полученного им вознаграждения и о последующем переложении на него расходов на оплату услуг привлеченных лиц (пп. 1 и 3 ст.

59 Закона о банкротстве) как на лицо, виновное в недостаточности средств должника на их покрытие, является допустимым средством правовой защиты – п. 1 ст. 393 ГК РФ (определение № 310-ЭС17-13555).

Источник: //legal.report/verhovnyj-sud-ukazal-na-oshibki-pri-vzyskanii-sudebnyh-rashodov/

судебные расходы в деле о банкротстве

Судебные расходы в деле о банкротстве

Дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются по правилам АПК РФ с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства) (п. 1 статья 223 АПК РФ). В какой же мере это положение затрагивает вопрос о судебных расходах при рассмотрении судом дел по установлению требований кредиторов?

При рассмотрении требований гражданина о включении в реестр кредиторов суммы капитализированных повременных платежей суд отнес на несостоятельного должника расходы по оплате услуг адвоката в размере 10 тыс. руб. и включил их в третью очередь в составе реальных убытков .

Решение суда вызывает два обоснованных вопроса, первый из которых касается вообще правомерности применения института судебных расходов, предусмотренного гл.

9 АПК РФ, к делам об установлении требований кредиторов в рамках дела о банкротстве; второй — в квалификации денежного требования о взыскании судебных издержек в форме расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь.

Постановка этих вопросов вполне правомерна, т.к. действующий Закон о банкротстве не устанавливает порядок распределения судебных расходов при рассмотрении требований кредиторов. Он лишь предусматривает распределение судебных расходов в случае разрешения дела о банкротстве по существу (статья 59).

Несмотря на это, все же есть основания говорить о правомерности применения института судебных расходов в делах об установлении требований кредиторов.

Обращение кредитора в суд с заявлением о включении его требования в реестр вызвано ненадлежащим исполнением должником денежного обязательства.

Поэтому предъявление суду денежного требования, составляющего сумму основного долга, убытки или неустойку, есть все основания рассматривать в качестве действий кредитора по защите своих субъективных прав.

Несмотря на определенные различия процессуального характера между исковым производством и рассмотрением требований кредиторов в рамках дела о банкротстве, их объединяет судебный порядок разрешения спора, который предполагает распределение между сторонами судебных расходов.

Однако есть очень существенное различие между предъявлением иска и предъявлением требования в деле о банкротстве.

Несмотря на то, что как в том, так и в другом случае кредитор реализует право на обращение в суд исключительно по своему усмотрению, все же закон о банкротстве активно побуждает кредитора как можно ранее обращаться в суд за защитой нарушенного права.

Причем кредитор, не имея права на индивидуальное удовлетворение требования, должен следовать установленному порядку предъявления требований как в случае, когда должник оспаривает требование, так и в случае, когда он его полностью признает, и даже более того, когда имеется уже вступившее в силу судебное решение. То есть предъявление требования в деле о банкротстве — это не только способ защиты права, но в то же время и необходимый порядок, обусловленный задачами конкурсного процесса.

Парадоксальность ситуации, связанной с отнесением на должника судебных издержек по рассмотрению требований кредитора, состоит в том, что, возлагая на должника судебные издержки, мы тем самым создаем новые обязательства, которые ложатся на должника дополнительным бременем. Все это усложняет задачу восстановления платежеспособности должника, как и задачу по наиболее полному удовлетворению требований кредиторов при ликвидации.

Таким образом, вопрос о судебных издержках находится в одной плоскости с вопросом о справедливом распределении конкурсной массы, и его можно поставить так: нужно ли отягощать и без того обремененную конкурсную массу несостоятельного должника дополнительными расходами в виде расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь?

При всех аргументах о нецелесообразности применения института судебных расходов в деле об установлении требований кредитора, вряд ли будет правильным отказать кредитору в возмещении фактически понесенных расходов на оплату услуг представителя — это войдет в противоречие с другими, не менее важными ценностями. Поэтому при всей спорности решения о правомерности отнесения на должника судебных расходов, связанных с рассмотрением дела об установлении требований кредиторов, такое решение, скорее всего, будет поддержано практикой.

Вытекающей из этого проблемой явится вопрос в квалификации денежного требования о взыскании судебных издержек в форме расходов на оплату услуг представителя.

Этот вопрос является важным с практической точки зрения, поскольку судебные расходы, связанные с рассмотрением дела о банкротстве, в силу п. 1 статья 134 Закона о банкротстве 2002 г. погашаются вне очереди.

Однако такой порядок действует только в отношении судебных расходов при разрешении дела о банкротстве по существу.

Законодатель рассматривает расходы, указанные в п. 1 статья 134 Закона, в качестве приоритетных для целей удовлетворения в силу того, что они непосредственно связаны с обеспечением функционирования должника, сохранностью его имущества и проведением процедур банкротства.

Расходы на оплату услуг представителя в деле о рассмотрении требований кредитора с формальной стороны можно считать расходами, связанными с проведением процедур банкротства.

При этом, учитывая, что действующее правовое регулирование конкурсных отношений позволяет относить к разряду текущих платежей для целей приоритетного удовлетворения практически любые обязательства, формально отвечающие признакам текущих, есть основания говорить, что практика пойдет по пути формального подхода и в отношении представительских расходов. Каким образом будет восполнен пробел правового регулирования, покажет судебная практика, которая, к сожалению, в настоящее время еще не сформировалась.

          ЗАДАТЬ ВОПРОС                    ЗАПРОСИТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЕ          

Источник: //netdeneg.com/70/sudebnye-rashody-v-dele-o-bankrotstve-5/

Взыскание судебных расходов при процедуре банкротства

Судебные расходы в деле о банкротстве
25.03.2019

Взыскание судебных расходов в делах о банкротстве имеет различные юридические аспекты. Это касается и обособленных споров в таких делах. Некоторые из таких аспектов, особенно важные для арбитражных управляющих, как участников таких дел и споров, рассмотрены в данной статье.

Главное о взыскании судебных расходов в делах о банкротстве

Тема судебных расходов в делах о банкротстве имеет определенную практику в российском судопроизводстве. И главное в этой практике установлено постановлением Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г.

№ 35, в котором заложен механизм, с помощью которого арбитражные управляющие могут взыскивать понесенные ими судебные расходы в делах о банкротстве, в том числе в обособленных спорах в рамках таких дел.

Так, пунктом 18 этого постановления указано, судебные расходы, понесенные за счет конкурсной массы, подлежат возмещению лицами, не в пользу которых был принят судебный акт по соответствующему обособленному спору. И далее, судебные расходы лиц, в пользу которых был принят судебный акт по соответствующему обособленному спору, подлежат возмещению лицами, не в пользу которых был принят данный судебный акт.

Вроде бы понятно, но на самом деле все не так просто. Не всегда это исковые производства, не всегда понятные требования, может быть и множественность заявителей, может быть кто-то что-то заявил, но на судебное заседание не пришел и все это надо учитывать по ходу рассмотрения дела о банкротстве.

Вышеназванное постановление позволяет применять к возмещению судебных расходов нормы из арбитражно-процессуального кодекса. В частности, ст. 110, в которой сказано, что расходы взыскиваются в разумных пределах, и ст. 112, в которой говорится, что расходы взыскиваются непосредственно по разрешению вопроса, когда можно выявить эти расходы.

Юридические аспекты взыскания судебных расходов

В связи с вышесказанным возникают вопросы: что такое разумные пределы взыскиваемых расходов и что значит непосредственно по разрешению вопроса?

Что касается второго вопроса, то он может быть разрешен в последнем судебном акте по спору, то есть, например, в суде апелляционной инстанции. Но  заявить расходы можно и после того как спор окончен и решение вступило в силу.

В этом случае в течение 6 месяцев со дня вступления в силу последнего судебного акта по существу спора следует подать соответствующее заявление в суд первой инстанции. Если же этот срок оказался пропущенным, то необходимо доказать, что это произошло по независящим от заявителя причинам.

Для этого к заявлению надо приложить ходатайство, в котором указать объективную причину пропуска, например, неполучение по почте судебного акта, то есть почтовую ошибку.

Что касается разумности, то позиция по данному вопросу сформирована в информационном письме Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 г. № 82.

В нем, в частности, указывается, что при определении разумных расходов можно учитывать: нормы расходов на командировки, установленные правовыми актами (преимущественно для государственно-правовых субъектов), стоимость  транспортных услуг по минимально возможной цене билетов (бизнес-класс не оплатят), время, которое мог бы затратить на подготовку документов квалифицированный специалист. В отношении таких затрат следует дать их почасовую разбивку с указанием стоимости каждого часа, ориентируясь на оплату труда, например, адвоката в региональных адвокатских палатах.

Имеется и другая официальная позиция по данному вопросу, сформированная в постановлении Пленума ВС от 21.01.2016 г № 1, в котором указан ряд презумпций, которые необходимо учитывать при обращении в суд с заявлением о взыскании расходов.

В частности, ВС разъясняет, что лицо, обращающееся с таким заявлением, должно доказать в первую очередь сами  факты расходов.

То есть необходимо представить документальное подтверждение каждого факта расходов и доказать прямую связь понесенных расходов с рассматриваемым делом, участником которого заявитель является.

  При определении разумности пределов взыскиваемых расходов судом может учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время на подготовку соответствующих услуг, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Можно отметить еще один момент, который может оказаться не столь очевидным для заявителя. Это — расходы представителя, необходимые для его обязательств по оказанию услуг.

Например: расходы на ознакомление с материалами дела, на использование сети интернет, на мобильную связь, на отправку документов — не подлежат дополнительному возмещению другой стороной спора.

Верховный суд указывает, что такие расходы уже учтены в составе основных, представленных заявителем, и не подлежат возмещению.

Советы по монетизации своих услуг

1. Монетизация статуса арбитражного управляющего.

Разумные пределы взыскиваемых расходов в делах о банкротстве имеют и другую сторону, когда заявителю — арбитражному управляющему следует не продешевить и отметить свою квалификацию, а также сложность участия в деле.

Так, от арбитражного управляющего требуется экзамен сдать, и в СРО вступить, взносы уплатить и так далее. Законом ему предоставлены не только широкие права, но и серьезные обязанности, запреты и ограничения.

То есть, статус арбитражного управляющего достаточно высок и требует достойной монетизации. На этот счет имеется информационное письмо Президиума ВС РФ от 01.07.2014 г.

, в котором установлены  специальные коэффициенты сложности дел: все дела — общий коэффициент 1, есть повышающий коэффициенты — 1,5 и 2. В последнем случае речь идет о наиболее резонансных делах. Самое простое в деле о банкротстве дело, по мнению ВС, это ходатайство о продлении срока процедуры.

Источник: //rykov.pro/articles/vzyskanie-sudebnykh-raskhodov-pri-protsedure-bankrotstva/

Личный юрист
Добавить комментарий